Информация для меня

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ЗАСТРОЙЩИКАКорпорация инвестиционного развития Смоленской областиЦентр кластерного развитияГагаринский МФЦЦентр поддержки экспортаСмоленский областной фонд поддержки предпринимательстваГТОВсероссийские конкурсыПрограмма Городская средаМуниципальные предприятияОценка регулирующего воздействияРосреестрЦентр поддержки предпринимательстваМалое и среднее предпринимательствоАНТИТЕРРОРПоддержка субъектов МСПМРСК Центра «Смоленскэнерго» (плановые отключения)ОБЩЕСТВЕННЫЙ СОВЕТРеализация стратегических инициатив Президента РФ в Смоленской областиНезависимая оценка качества деятельности образовательных организацийДепартамент инвестиционного развития Смоленской областиСТАНДАРТ РАЗВИТИЯ КОНКУРЕНЦИИНАЛОГОВЫЕ КАНИКУЛЫЗАЩИТА ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХТРАНСПОРТПОЧТАФОНД СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯОбщероссийская база вакансийВЫБОРЫБесплатная юридическая помощьИнвестиционный порталОпрос населенияГАЗПРОМ МЕЖРЕГИОНГАЗ СМОЛЕНСК ИНФОРМИРУЕТРаботодатель задерживает выплату заработной платыЯрмарочные площадкиБЮДЖЕТ ДЛЯ ГРАЖДАНГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ: ДЕНЬГИ В ШКОЛЕПРИЁМНАЯ ЖКХНЕТ НАРКОТИКАМВАШ СМОЛЕНСККОММУНАЛЬНЫЙ ЛИКБЕЗСХЕМА ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯТСЖНАСЛЕДИЕУправление Федеральной налоговой службы по Смоленской областиБизнес-навигатор МСПФОНД ПОДДЕРЖКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВАИНФОРМАЦИЯ О НЕДВИЖИМОСТИСТОП КОРРУПЦИИВАША БЕЗОПАСНОСТЬСОЮЗ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ СМОЛЕНЩИНЫМУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫГОСУДАРСТВЕННЫЕ УСЛУГИОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАННАШИ ПЕНСИИТУРИСТАМИЩУ РОДИТЕЛЕЙПОЛЕЗНЫЕ ПАМЯТКИ


События

НАСЛЕДИЕ

СТРОКА, ОБОРВАННАЯ ПУЛЕЙ

 

Эта статья посвящена поэту Николаю Майорову, чья короткая, но яркая жизнь трагически оборвалась 8 февраля 1942 года в одном из боёв за освобождение нашего района от фашистских захватчиков. Предлагаем вашему вниманию рассказ о том, как члены музея «Строка, оборванная пулей» Дмитровского рыбопромышленного техникума, а также краевед Белов П. П. проводили поиск могилы поэта-пулеметчика.

 

ПОЭТ-ПУЛЕМЕТЧИК

 

Мы все уставы знаем наизусть,

Что гибель нам?

Мы даже смерти выше.

В могилах мы построились в отряд

И ждём приказа нового и пусть

Не думают, что мёртвые не слышат,

Когда о них потомки говорят.

Мы были высоки, русоволосы,

Вы в книгах прочитаете, как миф,

О людях, что ушли не долюбив,

Не докурив последней папиросы.

Это отрывок из самого, наверное, главного стихотворения Николая Майорова. В нём чувствуется приближение грозы, как это чувствовали, наверное, все, но особенно ребята 20-х годов рождения: ведь это им пришлось первыми бросаться под танки на границе и умирать в снегах под Москвой. Недаром только трое из каждой сотни солдат 22-24-го годов рождения смогли уцелеть в огне войны. Сколько их было, ребят, из которых со временем могли выйти замечательные учёные, композиторы, конструкторы, писатели и просто хорошие люди. А они остались там, в болотах Белоруссии, в снегах Сталинградских степей. Вот об одном из таких, кто «много хотел, порядочно мог и мало сделал», я и хочу рассказать.

 

Наверняка, о поэте Николае Майорове слышали немногие. Это объясняется тем, что Майоров при жизни не печатался, а после гибели поэта сохранилось очень немного его стихов – около 3000 строк. Не найден ещё большой чёрный чемодан со стихами и двумя большими поэмами Николая. До недавнего времени не было известно и место его гибели.

 

Ребят из музея «Строка, оборванная пулей», сразу привлекли стихи. Летняя экспедиция совета музея была посвящена поэту-пулемётчику 331 дивизии 1106 стрелкового полка Н. Майорову. Главной нашей задачей было найти место захоронения Николая Майорова. До нас этим делом занималась Пташникова Ирина Васильевна – любимая поэта. В похоронке, пришедшей зимой 1942 года, говорилось, что Н. Майоров, политрук пулемётной роты, погиб 8 февраля и похоронен в деревне Баранцево Смоленской области. Но деревни Баранцево в Смоленской области не оказалось. Нет такой деревни и в тех районах Смоленщины, что отошли после войны к соседним областям. Исследователи творчества Н. Майорова (Б. Куликов, В. Сердюк) пришли к выводу, что в названии деревни – описка писаря.

 

Как сообщила нам Ирина Васильевна, после долгих поисков она смогла отыскать к югу от города Гагарин деревню Баранцево. В своём письме Пташникова нам писала, что в 1957 году, когда она была в этих краях, в деревне осталось только четыре избы, была там и могила советских воинов. Но сама Ирина Васильевна сомневается в том, что это то самое село, потому что в феврале 1942 года оно было занято немцами. Выяснить, так это или нет, предстояло нашей экспедиции. Первым делом был послан запрос в сельсовет колхоза имени Радищева, на территории которого была деревня Баранцево. Но почему-то ответа на наше письмо не последовало. Так как времени было мало, мы решили на месте во всём разобраться. В случае, если место гибели Майорова нам найти не удастся, то мы решили поставить памятный знак у истока Москвы-реки. Ведь это защищая Москву пали тысячи наших советских воинов. И хотя много на земле московской памятников и обелисков, наш скромный знак тоже должен был стать напоминанием потомкам о людях, сгоревших в огне Великой Отечественной.

 

Выехав из Можайска, мы разбили лагерь у села Некрасово, откуда поисковые группы уходили в долину Славы на поиски экспонатов для музея, а другие группы рассыпались по Смоленщине, выясняя судьбу 331 дивизии.

 

И ВОТ УДАЧА!

 

Найдено ещё одно Баранцево, но не к югу, а к северо-востоку от Гагарина. Теперь оставалось проверить второе Баранцево. На этот раз мы разбили базовый лагерь в деревне Петушки. Здесь надо поблагодарить местное население: нам было предоставлено помещение в школе, в которой была печка, где мы могли просушить вещи и отогреться сами. Во время нашего похода шли дожди, и сушиться приходилось у костра. Применив тут ту же тактику, мы отрядами отправились на поиски. И хотя снова наш маршрут был «с доброй погодой врозь» поиск принёс успех. Одна из групп отправилась в Карманово, куда свозили останки бойцов со всей округи. Оказалось, что в списках бойцов, захороненных в Карманове, находятся только останки солдат и офицеров, чьи имена установлены. Н. Майорова в списках нет. Не узнав ничего в сельсовете, мы отправились в школу, и тут нас ждала находка. В комнате боевой славы мы увидели карту военных действий за 1942 год. На ней был обозначен и путь 331 дивизии. Судя по карте, он проходил к северо-востоку от Гагарина. Другая группа, петушковская, отыскала в селе фронтовика из 20 армии, в составе которой и находилась 331 дивизия. Им оказался Каюков Анатолий Зосимович. Он рассказал нашим ребятам о боях, которые проходили в этом районе. «Да я воевал в деревне Баранцево, наша 331 дивизия стояла там, в конце января 1942 года. Я же был тяжело ранен 19 февраля»…

 

Итак, совпала дивизия, месяц, место… Николай Майоров воевал здесь!

 

Третья группа, ходившая в Баранцево, подтвердила наши предположения: в деревне Баранцево есть братская могила.

 

НА МЕСТЕ ГИБЕЛИ

 

Пройдя 25 км, мы под вечер были уже на месте. Баранцево расположено в сырой низине. Вокруг был угрюмый лес. Нас встретил старожил здешних мест лесник Королёв Сергей Иванович и его жена Александра Павловна. Одет был Сергей Иванович по-домашнему в старый пиджак и совсем не походил на лесника. Он показал нам могилу — небольшой холмик, заросший травой. Потом дал бензопилу и мы стали готовить дрова для костра. Пока мы искали брёвна и большие чурбаки, чтобы было на чём сидеть, девчонки окопали и украсили могилу цветами. Сергей Иванович помог установить табличку со следующим текстом:

 

«Что гибель нам!

Мы даже смерти выше! (Н. Майоров)

Поэту-пулемётчику Н. Майорову, погибшему 8 февраля 1942 года.

От совета музея «Строка, оборванная пулей“ Дмитровского рыбопромышленного техникума».

 

САЛЮТ ПАМЯТИ

 

Мы рассказали гостям о стенде нашего музея, посвящённом Николаю Майорову, о ленте и кожухе пулемёта, которые мы поместили в экспозицию. Ведь Майоров был пулемётчиком.

 

Рассказали смолянам о творчестве поэта, звучали стихи на могиле поэта.

 

В свою очередь, местные жители рассказали нам об ужасах войны, о бесконечных дорогах, по которым приходилось скитаться беженцам…

 

Минута молчания. Скорбно опущено древко знамени. Отблески костра. Дождь перестал, небо очистилось, зажглись яркие звёзды – казалось, такие носили на своих пиджаках ребята сорок лет назад.

 

В ночной тишине леса грянул сначала один, потом другой выстрел. Снова щелчок и снова звонкое эхо разносится по лесу. Угасло эхо, но память о героях известных и неизвестных, среди которых талантливый поэт-пулемётчик Николай Майоров, навсегда останется в нашем сердце.

 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

 

Члены музея Дмитровского рыбопромышленного техникума в сентябре 1980 года сделали очень важное и благородное дело – отыскали место захоронения талантливого поэта-политрука, автора посмертно изданной и переведённой на языки многих народов мира книги «Мы» Николая Майорова и установили специальный памятный знак у деревни Баранцево. Этот поиск в свое время высоко оценил еженедельник «Литературная Россия»

 

Посещая это памятное место, не устаю восхищаться энтузиазмом и душевным порывом людей, которые собрали документы и экспонаты, вложили душу в поисковое дело. Были за эти годы и многочисленные туристические маршруты, как краевед, по мере сил помогаю полезному начинанию, рассказываю молодежи о героях войны и о людях, которые сделали все, чтобы установить место захоронения поэта Николая Майорова.

 

Один газетный поиск. А сколько их можно провести сейчас, пока живы участники Великой Отечественной войны, свидетели былых сражений. Всё это важно для нас и для будущих поколений. Каждая новая деталь дополняет картину великой битвы. И ещё, бывая у памятника поэту-пулеметчику, вспоминаются слова: «Ваш поиск — тропинка из прошлого в будущее». Пусть не оборвётся она, эта тропинка памяти.

Павел Белов, старший научный сотрудник

историко-краеведческого отдела Музея Ю. А. Гагарина

 

Дом с историей

 

О любом городе мы судим, прежде всего, по его внешнему облику. С какими же впечатлениями покидают Гагарин его гости?

 

Бесспорно, облик нашего города заметно изменился с момента своего основания. В прошлое уходит старый деревянный Гжатск, на смену ему постепенно встаёт новый город. Позади маленьких домиков вырастают многоэтажные дома. Такое соседство – старого и нового – характерная черта облика многих русских городов, в том числе и Гагарина.

Проведя опрос среди гостей нашего города, что более всего запомнилось им в Гагарине, многие отвечали не задумываясь: великолепные культовые сооружения, уютные скверы, одноэтажные улочки, купеческие дома. Не секрет, что сегодня в городе сохранилась лишь незначительная часть из перечисленного выше, Гжатск давно уже потерял свою провинциальную привлекательность. Сегодня Гагарин вновь, как это было после полёта первого космонавта, представляет собой строительную площадку. С каждым годом становится всё меньше и меньше пустующих территорий. На их месте, как грибы после дождя, вырастают новые, порой не всегда отличающиеся хорошим вкусом, современные здания. Если внимательно окинуть взором наш город, то по-настоящему основательными смотрятся лишь те дома, которые были построены ещё в дореволюционное время, а их у нас осталось ничтожно мало, но именно они отличаются своеобразием от сооружений современного города. Очевидно, раньше люди сознавали, что строить надо не на годы, а на века, не забывая при этом традиции российского градостроительства.

 

Недалеко еще то время, когда каждый большой дом имел своего автора и обязательно отличался от соседних домов. До наших дней сохранилось лишь незначительная часть таких строений. О судьбе одного из них, а точнее сказать, о судьбе его хозяев нам бы хотелось поведать сегодня.

 

Дом этот, как и прежде, находится в самом начале улицы Советской (Калужской). Много хозяев довелось сменить ему за долгую жизнь. Наверное, его легко можно было разрушить, чтобы освободить место для какой-нибудь новостройки, но этого, к счастью, не произошло. Дом и сегодня незыблемо стоит на своём привычном месте.

 

Жителям Гагарина он больше известен как Дом купца Церевитинова, в котором 17 (29) августа 1812 г. останавливался по пути к армии в Царёво-Займище великий русский полководец Михаил Илларионович Кутузов.

 

Иван Фёдорович Церевитинов, гжатский второй гильдии купец и коммерции советник, с 1805 по 1808 гг. занимающий должность Городского головы, один из родоначальников известной в Гжатске купеческой фамилии. До самого вторжения неприятеля в Гжатск именно в его доме находилась «Гофъ квартира Его императорского величества».

 

Церевитиновы (Царевитеневы) упоминаются у Г.К. Бугославского и В.А. Никитина в книге «Гжатск» (1900 г.) в связи с перестройкой старого собора в 1896 г. и изменением прежнего иконостаса, в середине которого имелась надпись, правописание которой мы сохраняем: «образ украшен 1806 года 25 марта Гжацкими купцами Иваном, Петром и Стефаном Царевитеневыми».

 

Ещё раз с именами гжатских купцов Церевитиновых мы встречаемся при рассмотрении вопроса об открытии «Класса коммерческих наук» при Смоленской гимназии, который предназначался для подготовки предпринимательских кадров нового типа. На содержание этого класса гжатское купечество, очевидно сознававшее необходимость для торговых людей коммерческого образования, обязалось вносить в течение сорока лет по две с половиной тысячи рублей ежегодно, а всего – сто тысяч рублей, сумму для того времени значительную.

 

26 марта 1804 г. состоялось торжественное открытие Смоленской гимназии и коммерческого класса. Внутри «класса коммерческих наук» был устроен стенд с именами жертвователей, субсидировавших открытие и деятельность этого учебного заведения, указаны суммы, ими пожертвованные. Так, среди имён назывались следующие: «Городской голова Степан Церевитинов, именитый гражданин Григорий Чороков и купец первой гильдии Егор Фёдорович, Иван Фёдорович и Иван Иванович Церевитиновы по одной тысячи рублей, Иван Жуков – триста рублей и вяземский первой гильдии купец Алексей Девкин – пятьсот рублей».

 

Фактически класс просуществовал до 1812 г., и не был восстановлен в 1814 г., когда в Смоленской гимназии возобновились занятия.

Спустя шесть лет после победы в Отечественной войне 1812 г. имена гжатских купцов Ивана Фёдоровича Церевитинова и его сыновей Ивана Ивановича и Фёдора Ивановича упоминаются в списке наиболее активных жертвователей Гжатского уезда, передавших «для нужд русского воинства в период неприятельского нашествия» фуража и хлеба более чем на семь тысяч рублей, а также удостоенных «быть награждёнными бронзовыми медалями „1812 года“.

 

Достоверно известно, что наибольшие поступления пожертвований на оборону страны в период военной кампании 1812 года среди всех уездов Смоленской губернии были из Гжатска и его округи. В честь наиболее активных русских купцов была учреждена специальная медаль «В память Отечественной войны 1812 года», чеканившаяся в серебре и бронзе. Серебряная медаль предназначалась в награду непосредственным участникам сражений, бронзовая – дворянам, купечеству и духовенству, в боях не участвовавшим.

 

В адресованном Смоленскому гражданскому губернатору Казимиру Ивановичу Ашу ходатайстве о награждении Ивана Фёдоровича Церевитинова установленной в память 1812 года бронзовой медалью, члены Гжатской городской Думы, перечисляя все заслуги гжатских купцов, выражали надежду «во всегдашнее Его превосходительства внимать к справедливости и оказывать оной заслуживающее удовлетворение…»

 

Сыновья Ивана Фёдоровича — купцы третьей гильдии и фабриканты братья Иван Иванович и Фёдор Иванович Церевитиновы, помимо пожертвований в военное время фуража и хлеба более чем на пять тысяч рублей, из своего имения, находившегося в Медынском уезде Калужской губернии, отправили тринадцать человек в ополчение ратников и «прочие выполняли повинности как и дворянство» чему есть подтверждение от «тамошнего господина дворянского предводителя». Первый из братьев продолжал службу с 1805 по 1808 гг. бургомистром, а с 1814 по 1817 гг. Городским головою, согласно послужному списку, второй – с 1810 г. являлся членом судоходной речной управы.

 

Наш Дом преданно хранит историю своих прежних хозяев, и, прочно вросший в родную землю, по-прежнему радует прохожих своим неповторимым обликом. Но, как и человеку, Дому требуется особое внимание и забота. Надеемся, что в скором будущем Дом обретёт новых хозяев, способных достойно сохранять былые традиции – именно там разместятся обновленные экспозиции и выставки Историко-краеведческого отдела музея.

 

Марина Лебедева,

старший научный сотрудник Музея Ю. А. Гагарина

 

 

Русские женщины в Отечественной войне 1812 года

 

Войне 1812 года было посвящено множество мемуарной и художественной литературы, очерков, писем, записок очевидцев событий тех лет. Писали полководцы и государственные деятели, войны и поэты, простые люди. Из этих писем мы узнаем, что и женщины всех сословий не могли оставаться глухими к военным событиям 1812 года. ЧИТАТЬ…

 

 

1812 год. Бои на гжатском направлении

 

Гжатская земля на протяжении всей истории Российского государства являлась своеобразным форпостом на пути неприятельских войск, вторгшихся в Россию. Так было и в 1812 году, когда по русской земле в глубь страны продвигались наполеоновские войска.

 

Наш рассказ о событиях, происходивших на гжатской земле в период с 18 по 24 августа, когда наши 1-ая и 2-ая Западные армии отступали к Бородину, а их арьергардам приходилось вести непрерывные бои с неприятелем. Именно тогда П.П.Коновницын получил приказ в арьергардных боях отразить быстрые атаки прославленного наполеоновского маршала И. Мюрата на отступающую русскую армию. Впереди были кровопролитные арьергардные бои при деревне Поляниново, при Гжатске, при Колоцком монастыре. Впереди было Бородино. ЧИТАТЬ…


 

История города Гжатскъ-Гагарин

 

Начало XVIII века — время основания Гжатска — ознаменовано относительно крупными сдвигами в экономическом развитии феодальной России, подготовленными всем предшествующим ходом истории страны. ПОДРОБНО (http://smolensk.shu.ru/gagarin.php)

 

 

Развитие народного образования на гжатской земле

 

Автор: Дарья Поденкова, ученица 9 класса «А» средней школы N1 имени Ю.А. Гагарина

 

текст доклада

презентация (фотографии)