Куинджи архип иванович – великий русский пейзажист

Архип Иванович Куинджи (1840 (1842?)-1910 гг.) появился в приазовском городе Мариуполе. Папа Куинджи был сапожником.

В 1845 г. папа погиб, а после этого и мать, и Куинджи рано остался сиротой. Мальчику не удалось взять образования. По всей видимости, до десяти лет он посещал начальную греческую школу.

А уже на следующий год поступил к подрядчику по постройке церкви, после этого прислуживал богатому зерноторговцу. Как раз в этом возрасте у него проявляется страсть к рисованию.

Но, скоро в судьбе Куинджи намечается поворот — феодосийский хлеботорговец Дуранте рекомендует ему ехать обучаться к человеку, которого все вычисляли непревзойденным мастером кисти — к И.К.Айвазовскому. Куинджи решает стать живописцем и отправляется в Феодосию пешком.

Куинджи пробыл у известного мариниста 2-3 летних месяца; вероятнее, первые уроки живописи он приобретал не от Айвазовского, а от его родственника Адольфа Фесслера. Возвратившись в Мариуполь, Куинджи делается ретушером у местного фотографа, а после этого направляется в Одессу, бывшей в то время большим культурным центром с кипучей художественной судьбой.

В 1860-1861 гг. Куинджи уже в Санкт-Петербурге.

Не будучи учеником Академии, он показывает на выставке 1868 г. картину «Татарская деревня при лунном освещении на южном берегу Крыма», за которую приобретает звание свободного художника. Отсутствие образования довольно часто ставилось в вину художнику, его упрекали в слабости рисунка, в наивности композиции, в пестроте цвета.

Но, возможно, именно это событие разрешило Куинджи сохранить до конца дней оригинальность и самобытность, непосредственность ощущения красоты природы.

На следующую выставку 1869 г. Куинджи представил три пейзажа: «Рыбачья хижина на берегу Азовского моря», «Буря на Черном море», «Вид Исаакиевского собора при лунном освещении». В них очевидно ощущалась увлеченность молодого живописца живописной манерой и стилем И.К.Айвазовского и его рвение овладеть базами отвлечённой школы.

Куинджи знакомится с В.Д.Поленовым, В.М.Васнецовым, М.М.Антокольским, И.Е.Репиным и осознаёт, что хороший пейзаж был уже прошлым днем для учеников Академии художеств в конце 1860-х гг.

В случае если ваше устройство имеет интерфейс USB RS 485 либо RS232 RS485, то конвертер интерфейсов ethernet rs485 станет для вас настоящим ассистентом во многих делах. Это весьма комфортно и современно.

Лучшее ответ для обмена данными!

Куинджи архип иванович – великий русский пейзажист

Вид Исаакиевского собора при лунном освещении

Жизнь Архипа Ивановича в Санкт-Петербурге сначала была сверхтяжелой, он практически не имел денег на жизнь. Пробуя получить минимальную сумму денег, дающую возможность совершенствоваться в рисунке и живописи, парень отыскал в памяти собственную прошлую профессию ретушера.

Работа занимала все дни, для встреч и занятий с приятелями-единомышленниками оставались только вечерние часы. Уже тогда Куинджи завлекал внимание своих друзей неординарностью мышления и глубиной высказываний об мастерстве, об публичных проблемах, но и ему не удалось избежать действия идей, актуальных в среде его друзей-живописцев.

Подтверждением этому есть создание в 1870 г. пейзажа «Осенняя распутица». Эта, казалось бы, выдержанная в законах пейзажного жанра работа, повествующая об унылой судьбе русской деревни, наполнена той же болью, которая пронизывает лучшие произведения передвижников, посвященные крестьянской теме.

По раскисшей под дождем дороге медлительно движется телега, а по тропинке, ведущей к показывающимся далеко убогим избам, еле бредёт дама с ребенком — вот практически и все подробности унылого пейзажа. Картина выполнена грусти и глубокого сострадания.

Осенняя распутица

Куинджи начинает чувствовать гармонию неярких красок северного ландшафта и на время целиком и полностью отдается новым впечатлениям. Источником воодушевления для художника делается остров Валаам, расположенный на Ладожском озере.

В том месте он отыскал сюжеты собственных будущих пейзажей. Огромное, как море, озеро с прозрачной водой, гранитные валуны, отполированные ветром и дождём, чёрные сосны и могучие ели, узкие светящиеся стволы берез, небо, затянутое тучами, через каковые время от времени проглядывает бледное северное солнце.

Лето 1870 г. Куинджи проводит на Валааме, большое количество и увлеченно трудясь с натуры, формирует рисунков и десятки этюдов. Возвратившись в Санкт-Петербург, Куинджи пишет два пейзажа в 1873 г.: «Ладожское озеро» и «На острове Валааме».

Как раз с этих работ появляется интерес к творчеству Куинджи не только у живописцев, но и у публики.

«Ладожское озеро» при относительно маленьких размерах смотрится монументальным эпическим полотном. Холст делится на две неравные части, контрастно противопоставленные друг другу.

Освещенный солнцем, усеянный камнями берег, прозрачная гладь воды и высокое яркое, с клубящимися тучами небо сосуществуют в пейзаже в неустойчивом равновесии. Легко написанный кусок голубого неба, теплый охристый тон берега снимают напряжение.

В северной природе царят покой и гармония. С увлечением рисует живописец любой камешек на берегу озера, получая иллюзии просвечивающего через толщу воды дна.

Данный эффект он считал собственной находкой и гордился им.

Ладожское озеро

На острове Валаам

В пейзаже «На острове Валааме» драматическая трактовка природы, только намеченная в «Ладожском озере», улучшается. Возрастает и эмоциональное действие образа на зрителя.

Одухотворенный образ жёсткого северного пейзажа, воплощенный живописцем в картине, как бы соединяет в себе натуры и черты идеала. Над пустынным северным островом нависло тяжелое грозовое небо.

Два узких дерева с обломанными ветвями — берёза и сосна‚ — освещенные резким светом, кажутся особенно одинокими и хрупкими на фоне чёрного цельного пятна леса. Замедленный ритм изображения, бережное отношение к подробностям, выверенность всех элементов композиции содействуют созданию совершенного образа природы Русского Севера, жёсткой и величественной, драматичной и одухотворенной. «На острове Валааме» — первое произведение Куинджи, приобретённое П.М.Третьяковым для его Галереи.

Куинджи занимает заметное место в последовательности передовых живописцев собственного времени.

В 1873 г. по окончании громадного успеха валаамских пейзажей Куинджи отправился в собственную первую заграничную поездку. Путь его лежал через Германию, в Берлине и Мюнхене его ожидала встреча с отличными собраниями ветхих мастеров.

После этого живописец остановился в Париже, побывал в Лондоне, Базеле, Вене. Куинджи думал, что русская живопись стоит большое количество выше прославленных, но малосодержательных образцов парижского Салона.

Возвратившись из заграничного путешествия в 1874 г., Куинджи приступает к работе над новым пейзажем «Забытая деревня», что стал естественным следствием тесного общения Куинджи с передвижниками. Выставил его живописец на третьей выставке Товарищества.

Картина как словно бы бы намеренно лишена радующих глаз подробностей. В ней все уныло, безотрадно, тускло.

Серое, без единого просвета, неинтересное небо, плоская коричневая почва, силуэты убогих деревенских изб, чуть заметные на фоне неба, сливаются с почвой. Деревня как словно бы вымерла, только дымок, вьющийся из трубы, показывает, что она обитаема. «Забытая деревня» — это картина народной судьбе, эта опосредованно, через восприятие природы.

Из этого и неприятие пейзажа частью живописцев.

Забытая деревня

К четвертой мобильной выставке 1875 г. Куинджи подготовил три произведения: «Чумацкий тракт в Мариуполе», «Степь» и «Степь весной». Живописец обращается к южному пейзажу, но «Чумацкий тракт в Мариуполе» продолжает линию «Забытой деревни».

Трудясь над пейзажем, художник в первую очередь стремился выразить собственную гражданскую позицию. Острые публичные неприятности как бы вынудили Куинджи отказаться от поэтизации действительности.

Опять живописец обращается к вытянутому по горизонтали формату холста, создающему чувство протяженности. Осенняя степь, плоская и ровная до самого низкого горизонта, заполнена обозами чумаков.

Небольшой сеющий ливень размывает очертания предметов, и повозки на заднем замысле сливаются в единый поток. Люди понуро сидят на возах либо бредут, утопая в грязи, с большим трудом тянут повозки волы, воет собака.

У зрителей эта картина приводила к чувству неисправимой тоски. Видно, как возросло красивое мастерство Куинджи.

Цветовое ответ утрачивает монотонность и строится на узких отношениях холодных сиреневатых, сероватых оттенках туч, сгущающихся до лиловых пятен повозок, и теплых желтовато-розоватых тонов, в которых написано небо у горизонта. В картине уже присутствует характерный для Куинджи прием — некая обобщенность формы, переход от скульптурной светотеневой лепки количества к пятну.

У некоторых живописцев эти новые качества вызвали недоумение и послужили обстоятельством для обвинения художника в том, что он не завершает собственные холсты.

Чумацкий тракт в Мариуполе

По окончании «Чумацкого тракта в Мариуполе» живописец как будто бы начинает новую страницу собственной творческой жизни: отныне он пишет пейзажи, в которых формирует совершенные образы, красоты и полные гармонии. Появление на мобильной выставке картин «Степь» и «Степь весной», совсем лишенных пессимистической окраски‚ полных воздуха и света, было воспринято зрителями восторженно.

Со «Степи весной», и начинается блистательный путь подлинного Куинджи-поэта, влюбленного в красоту мира.

Степь

Степь.Нива

1875 г. был полон для Куинджи ответственными событиями. Он делается известным пейзажистом, признанным и критикой, и публикой, вступает в участников Товарищества мобильных художественных выставок, женится на обрусевшей гречанке Вере Кетчерджи, с которой познакомился в Мариуполе еще в юношеские годы.

Куинджи снова едет за границу, в Париж. Импрессионисты внимания Куинджи не привлекли. Он изучал картины живописцев Барбизонской школы.

Суждения Куинджи о французской живописи были достаточно резкими.

В 1876 г. Куинджи показывает на пятой мобильной выставке картину, практически ошеломившую всех — это «Украинская ночь». На фоне ночного тишины спят освещенные лунным светом белые украинские хаты, два пирамидальных тополя, негромкая медленная река.

Мир, полный неги, покоя и красоты. «Украинская ночь» — начало зрелости мастера. Определяется и творческий способ живописца.

Он отказывается от выписанности, детализации, обобщает предмет, делая главным в композиции цветовое пятно. Построение картины выдержано в неторопливом, плавном ритме переходящих приятель в приятеля колористических плоскостей.

Передний замысел прописан практически эскизно, широкими мазками глубокого светло синий цвета. С приглушенным тоном светло синий и коричневатых оттенков эффектно контрастируют блистающая под светом луны холодноватая желтизна и изумрудная дорожка стен хаток.

Украинская ночь

В русском мастерстве показался страно самобытный живописец. «Украинская ночь» демонстрировалась на Глобальной выставке в Париже в 1878 г. Наровне с ней были продемонстрированы «Степь», «Забытая деревня», «На острове Валааме», но критики увидели лишь «Украинскую ночь». К несчастью, уже спустя маленькое время краски «Украинской ночи» начали катастрофически темнеть, холст жухнуть.

В «Украинской ночи» выявились главные элементы стилистики Куинджи: рвение к декоративности цвета, построение композиции при помощи ритмического чередования обобщенных пятен, уплощение количества предметов, сочетание романтической трактовки образа природы с убедительно жизненными подробностями. Живописца завлекают свет полной луны, пылающие огнем пурпурные закаты.

В 1878 г. на шестой мобильной выставке Куинджи воображает два пейзажа: «Закат солнца в лесу» («Сумерки в лесу») и «Вечер». «Закат солнца в лесу» (либо «Щель», как прозвали картину критики) снова позвал бурю откликов. Пейзаж не было возможности назвать успехом.

Куинджи тесно заполняет пространство вытянутыми вверх стволами деревьев с обрезанными вершинами. Стволы освещены розовым светом заходящего солнца, которое врывается в пейзаж через просвет между деревьями. Имеется в этом пейзаже что-то салонно-прекрасное, театральное.

Не был принят живописцами и «Вечер». Для «Вечера» Куинджи снова прибегает к национальному украинскому мотиву: белая мазанка с соломенной крышей, утопающая в буйной кудрявой зелени деревьев.

Стенки хаты залиты солнечным светом, что окрашивает их в броский розово-малиновый цвет. Куинджи сознательно форсирует цветовую гамму, делая ее практически фантастической.

Для него натурные наблюдения помогают только отправной точкой для совершенного образа. Современники еще не могли до конца понять значение его новаций.

Закат солнца в лесу

Вечер

Каково бы ни было отношение к Куинджи живописцев, слава его растет от выставки к выставке, становясь воистину всеобщей. Перед картинами мастера толпится народ, его произведений ожидают, сохраняя надежду заметить в них любой раз что-то новое и необыкновенное.

На седьмую мобильную выставку 1879 г. живописец должен был представить три картины, и выставку не открывали, поскольку Куинджи не успевал к сроку. Живописцы нервничали, но волшебное действие имени Куинджи на зрителей было так громадно, что открытие произошло на 7 дней позднее намеченного срока.

Наконец, живописец представил на суд зрителей три громадных полотна: «Север», «По окончании дождя» и «Березовую рощу».

Север

В «Севере» Куинджи снова обращается к северной русской природе. Картина написана практически эскизно, широкими, вольно лежащими на поверхности холста мазками.

В вертикальной композиции холста солидную часть занимает изображение большого яркого неба, написанного динамичными густыми мазками. Передний замысел картины — скалистая гора, на которой растет одинокая сосна, — написан живописцем так же эскизно и обширно.

Наоборот, раскрывающаяся как бы сверху равнина с извилистой лентой реки загружена в тень и проработана более шепетильно и обобщенно. «Север» логически завершает трилогию, начатую живописцем еще в 1870 г. Жёсткая северная природа больше не воодушевляет Куинджи. Сейчас он ищет в натуре броские краски, напряженные контрасты света и тени, необыкновенные эффекты освещения.

По окончании дождя

Второй пейзаж «По окончании дождя» возможно назвать одной из успехов живописца. По сути дела в пейзаже имеется лишь две громадные цветовые веса — написанное в сложнейших сочетаниях коричневых, светло синий, зеленоватых оттенков грозовое небо и переливающийся яркой зеленью луг.

Пара небольших подробностей — дома, пасущаяся корова, деревья — сосредоточены в центре холста и помогают только оживляющим композицию стаффажем. В построении пространства громадную роль играется свет: чёрный на переднем замысле луг неспешно светлеет и как бы на самой высокой ноте сталкивается на горизонте с чёрным небом, которое, напротив, высветляется к переднему замыслу.

Березовая роща

Самым громадным успехом на выставке пользовалась «Березовая роща». Рядом с ней все остальные картины казались тусклыми и чёрными, так ярок и насыщен был солнечный свет.

Газеты заполнились хвалебными статьями. В одном из изданий показалась карикатура, на которой Куинджи изображался в момент работы над «Березовой рощей»: в одной руке у него кисти, а в второй — электрическая лампочка вместо палитры, солнце растирает краски, а месяц выдавливает их из тюбиков.

«Березовая роща» – идеал природы. В пейзаже нет отвлекающих внимание подробностей, поляна выглядит плоским зеленым пятном, стволы берез с обрезанными кронами смотрятся условными декорациями, густые кроны и небо деревьев заднего замысла — гладкоокрашенным театральным фоном.

Солнце делается в картине главным действующим лицом. Оно окрашивает в чистые, звучные тона подробности, уплощает количества, подчеркивает чистоту мира и лучезарную ясность.

В картине полностью выявляются возможности Куинджи-колориста. Ограниченная палитра «Березовой рощи» заполнена узкими оттенками зеленого, красного, желтого, по-различному звучащими на свету и в тени.

Живописец владел очень острой чувствительностью к цветовой гармонии. В целом Куинджи пытается к декоративному звучанию цвета в пейзаже.

Это непривычное еще для русской живописи уровень качества сразу же было отмечено критиками, воспринявшими его сначала как творческий недочет. Сосредоточивая внимание на проблемах колорита, Куинджи жертвует иллюзией количества предметов.

Для его современников такая интерпретация натурного мотива казалась неприемлемой, кое-какие обвиняют Куинджи в профессиональной несостоятельности и невежестве. Первым среди критиков был пейзажист Михаил Константинович Клодт.

Как раз из-за него случилась ссора Куинджи с Товариществом, закончившаяся выходом живописца из объединения передвижников. К тому же Куинджи заметно потерял интерес к идеям передвижников.

Стремясь создать совершенный образ природы, живописец обращается к новым пластическим средствам выражения: его занимает неприятность формы.

Летом и в осеннюю пору 1880 г. Куинджи трудился над новой картиной. По Петербургу разнеслись слухи о феерической красоте «Лунной ночи на Днепре», картине, которая стала самой известной работой Куинджи и, возможно, самым громким явлением в русской художественной судьбе финиша ХIХ в. С раннего утра до позднего вечера от Невского проспекта к строению Общества поощрения живописцев тянулись нескончаемые толпы людей.

В том месте демонстрировалась новая чудо-картина Куинджи. «Лунная ночь на Днепре» висела на стене одна. Куинджи приказал задрапировать окна в зале и осветить картину сфокусированным на ней лучом электрического света.

Визитёры входили в полутемный зал и, завороженные, останавливались перед холодным сиянием лунного света, что был так силен, что кое-какие зрители пробовали посмотреть за картину в отыскивании лампочки.

Лунная ночь на Днепре

Сверкающий серебристо-зеленоватый диск луны празднично сияет, заливая загадочным фосфоресцирующим светом загружённую в ночной сон почву. Ровным зеркалом отражают свет воды Днепра, выхватываются из бархатистой синевы ночи стенки украинских хат, прихотливым изысканным орнаментом рисуются облака в глубокой глубине неба.

Это величественное, праздничное зрелище погружает в раздумье о вечности и непреходящей красоте мира. Получая нужного результата, Куинджи применил сложный красивый прием.

Для углубления пространства живописец теплый красноватый тон почвы противопоставляет холодным серебристо-зеленым оттенкам. Небольшие чёрные мазки в освещенных местах создают чувство вибрации света.

Передний замысел прописан эскизно, небо же проработано бессчётными лессировками и делается композиционным центром картины. Картину «Лунная ночью на Днепре» приобрел князь Константин Константинович и, отправляясь в кругосветное путешествие, захотел забрать ее с собой на корабль.

Мокрый, пропитанный солью свежей морской ветер, непременно, отрицательно оказал влияние на состояние красок. Пейзаж стал необратимо темнеть.

В 1881 г. Куинджи выставляет в том же помещении и при таком же освещении новый вариант «Березовой рощи», написанный для уральского горнозаводчика П.П.Демидова. Сделка расстроилась, и картину приобрел за огромную сумму миллионер Ф.А.Терещенко.

Пейзаж был реализован за семь тысяч рублей. Это на порядок больше тех сумм, каковые платили за портреты Крамскому, за пейзажи Шишкину. «Березовая роща» пользовалась у публики не меньшим успехом, чем «Лунная ночь на Днепре».

Пространство нового варианта «Березовой рощи» близко заполнено вертикально вытянутыми стволами деревьев, каковые в центре расступаются, образуя треугольник, уводящий взор в глубину. В сравнении с первым вариантом картины, тут все подробности выписаны более шепетильно.

Куинджи, обращаясь к любимому мотиву, пробует, экспериментирует, думает над разными методами выражения.

Днепр утром

Пейзаж «Днепр утром» написан в другой красивой манере. Тут нет броского источника света. Куинджи пишет величественную реку в спокойных серо-голубоватых тонах.

Окрашенный оттенками голубого и фиолетового цвета воздушное пространство размывает четкие очертания берегов, степи.

В 1882 г. Куинджи делает пара вариантов «Лунной ночи на Днепре», пишет близкую к ней «Лунную ночь на Дону», формирует пейзаж «Радуга», напоминающий, картину «По окончании дождя». Ни одно из этих произведений не пользовалось таковой популярностью, которая выпала на долю известных пейзажей 1881 г. Живописец, поднявшись перед нелегкой проблемой — продолжать бесчисленные повторения уже отысканной схемы либо искать новые пути, предпочел закрыть двери мастерской практически на тринадцать лет.

Но живописец и дня не проводил, не взявшись за карандаш либо кисть, он большое количество трудился, но никого не пускал в мастерскую и никому не показывал собственных этюдов. Зрители их смогли разглядеть только по окончании смерти живописца, этюдов осталось около пятисот.

Художник довольно часто переписывал свои работы, возвращаясь к ним в течении десятка лет. В один момент с постоянными творческими занятиями Куинджи проявляет и собственные практические свойства.

Он делается обладателем нескольких прибыльных домов в Санкт-Петербурге, берёт надел земли в Крыму. Куинджи, став миллионером, жил очень робко, но тратил солидные суммы на поощрение бедных молодых художников, никому не отказывал в помощи.

Начиная с 1888 г., Куинджи обращается к образам величественных горных Казбека Кавказа — и вершин Эльбруса. На Кавказ Куинджи в первый раз попадает по приглашению Н.А.Ярошенко, но после этого ездит в том направлении впредь до 1909 г. Количество кавказских этюдов огромно.

Любопытно, что многие этюды Куинджи пишет в мастерской по памяти. Живописца завлекает снежная вершина горы, то ослепительно белая, то ярко-малиновая в лучах заходящего солнца, то холодно-голубоватая вечером.

Эльбрус

Эльбрус

Эльбрус

рассвет

Горы

Дарьяльское ущелье. Лунная ночь

Снежные вершины

Эльбрус лунной ночью

Снежные вершины. Кавказ

Эльбрус вечером

Цветник. Кавказ

Около 1890 г. живописец обращается к зимним этюдам — «Пятна лунного света в лесу. Зима», «Зима. Пятна света на крышах хат», «Солнечные пятна на инее» смотрятся отличными примерами применения живописцем возможностей яркой работы на натуре.

С их помощью Куинджи приходит к обобщению образа зимнего пейзажа.

Зима

Зима. Оттепель

Лунное пятно в зимнем лесу

Солнечные пятна на инее

Одним словом, пейзажи Куинджи 1890-х гг. теряют гармонию и пластическую ясность, характерные его произведениям финиша 1870-х гг. Они становятся более индивидуализированными по настроению, отражая эмоции, каковые испытывает сам живописец.

Природа представляется Куинджи столь грандиозной, что человек думается в ней небольшим, жалким. Куинджи вводит в картины тревожные, неспокойные сочетания фиолетовых, светло синий, красновато-коричневатых оттенков.

Тема бренности жизни и вечной красоты, величия природы, показавшаяся в творчестве последовательности живописцев финиша ХIХ века, звучит и в работах Куинджи.

Без оглядки на уединение в мастерской, Куинджи однако быстро интересовался художественной судьбой Москвы и Петербурга. Он бывал на выставках, продолжал общение с передвижниками.

Куинджи думал, что в случае если передвижники войдут в число учителей высшей художественной школы России, они смогут завоевать умы молодежи и оказать действие на будущее русского мастерства. Куинджи в 1889 г. принял предложение управления Академии художеств возглавить мастерскую пейзажной живописи.

Избрание Куинджи доктором наук послужило обстоятельством окончательного разрыва живописца с передвижниками.

В преподавательской деятельности Куинджи проявилось все своеобразие личности мастера. Он не давил на учеников авторитетом прославленного пейзажиста, уважал их индивидуальность, разговаривал с начинающимstrong width=/p висела на strong /pp style=стенке одна.

Куинджи приказал задрапировать окна в зале и осветить картину сфокусированным на ней лучом электрического света. Визитёры входили в полутемный зал и, завороженные, останавливались перед холодным сиянием лунного света, что был так силен, что кое-какие зрители пробовали посмотреть за картину в отыскивании лампочки./pи живописцами, как с равными.

Недаром из мастерской его вышли узнаваемые потом пейзажисты Н.К.Рерих и А.А.Рылов, В.Г.Пурвит и Ф.Э.Рушиц, К.Ф.Богаевский и А.А.Борисов. Любовь Куинджи к ученикам возможно сравнить только с любовью отца к детям, и они отвечали преподавателю не меньше пылкими эмоциями.

Работа в мастерской Куинджи шла без особенной совокупности, но логика обучения была продумана весьма шепетильно. Куинджи думал, что для начинающего живописца самым главным есть вдумчивая, долгая работа на натуре, умение видеть природу и честно передавать замеченное.

Исходя из этого он потребовал, дабы ученики на каждое занятие приносили этюды, каковые они дружно обсуждали. В его мастерской будущие живописцы копировали пейзажи живописцев Барбизонской школы, писали натюрморты с натуры, отвлечённые постановки.

Куинджи придавал значение живописи на пленэре, но думал, что картина обязана создаваться по памяти. Громадное внимание уделял Куинджи приобретению учениками навыков в верном применении цветовых гармоний, мастер много говорил о композиции, о возможности, о построении пространства в пейзаже.

В 1895 г. в Академии художеств с громадным успехом прошла выставка мастерской Куинджи. Мастер смог воспитать из различных по свойствам, возрасту, образованию, происхождению людей группу единомышленников.

Их произведения выделялись на отвлечённом фоне зрелостью, красивым мастерством, знанием законов композиции. И в этом огромная заслуга width= — это картина народной судьбе, эта опосредованно, через восприятие природы.

Из этого и неприятие пейзажа частью живописцев.img style= width= Куинджи. 15 февраля 1897 г. Куинджи нежданно подает президенту Академии художеств прошение об отставке. Студенты, обиженные неотёсанным поведением ректора, решили заявить забастовку.

Куинджи поднялся на защиту учеников, за что и был отстранен от преподавания. Начальником пейзажной мастерской стал А.А.Киселев.

Ученики Куинджи решили покинуть Академию, но он убедил всех завершить обучение. В следствии ученическая выставка пейзажистов стала успехом Куинджи-педагога.

Летом Куинджи вывозил собственных учеников в собственный крымское имение, а в апреле 1898 г. повез всех собственных питомцев за границу на личные средства. Он был уверен, что именно так обязан расходовать собственный капитал. Деньги шли на поощрение молодых талантов.

На этом завершилась недолгая деятельность Куинджи на педагогическом поприще, но собственных учеников не оставлял без поддержки и помощи до самой смерти.

В 1901 г., в первый раз по окончании двадцатилетнего затворничества, Куинджи решается продемонстрировать свои работы избранным зрителям. Среди них ученики, ветхий приятель живописца Д.И.Менделеев, пейзажист А.А.Киселев, архитектор Н.В.Султанов, журналисты.

Куинджи выставляет в мастерской четыре картины: «Вечер на Украине» (1878-1901), «Христос в Гефсиманском саду», «Днепр», новый вариант «Березовой рощи» (все 1901 г.). Картины имели успех.

Христос в Гефсиманском саду

Все чаще и чаще в его творчестве появляются работы глубокого драматического начала, совершенно верно передающие душевное состояние живописца. Не случайным представляется обращение пейзажиста Куинджи к жанровой картине, драматическому евангельскому сюжету. «Христос в Гефсиманском саду» — произведение‚ в котором четко звучит тема одиночества, обреченности человека, вступившего в конфликт с обществом.

Сюжет картины решается живописцем пейзажными средствами. Композиция произведения, драматургия темы разрабатываются достаточно прямолинейно: одинокая фигура Христа, залитая лунным светом, находится в центре, преследователи Христа изображены в тени.

Усиливая ужасный накал сцены, живописец быстро сталкивает дополнительные цвета: задний замысел написан в холодных светло синий-зеленых тонах, передний — в теплых коричнево-красноватых. В фигуре Христа краски внезапно загораются голубыми, желтоватыми, розоватыми оттенками.

Столкновение добра и зла живописец передает противопоставляя тень и свет.

Обращение мастера к тематической картине – эпизод в его творческой биографии. Живописец имел возможность в пейзаже выразить различные эмоции. Но все же главные помыслы Куинджи в работе над пейзажем сводились к передаче вечной красоты и величия природы.

Живописец ищет в окружающем его мире явления, каковые поражали бы зрителя. По всей видимости, этим разъясняется особенное пристрастие Куинджи к изображению закатов. «Красный закат» (1905-1908) написан живописцем в сложнейших градациях красного цвета — от коричневато-бурых тонов почвы переднего замысла до полыхающих оттенков розового, малинового, фиолетового в небе.

В «Закате в степи на морском берегу» (1898-1908) Куинджи заставляет звучать замечательный цветовой аккорд, складывающийся из бледных оттенков желтого, голубоватого, розоватого через желтые, красные, светло синий, фиолетовые тона неба, переходящие в насыщенные зеленые, бурые, коричневатые краски почвы. «Закаты» Куинджи многозначны: они то отражают элегическую грусть созерцателя при виде угасающего светила, то бурны и экспрессивны.

Закат

Закат зимний период. Берег моря

Закат с деревьями

Эффект заката

Берег моря

Кипарисы на морском берегу. Крым

Крым. Южный берег

Полдень. Стадо в степи

Ай-Петри. Крым

Берег моря со гором

Закат в степи на морском берегу

Море. Крым

Радуга

Закат в степи

Крым

По окончании дождя. Радуга

Отстранившись от преподавания в Академии художеств, Куинджи до самой смерти оставался участником ее совета. Он деятельно вмешивался во все текущие дела, отстаивая собственные взоры с нетерпимостью и резкостью по отношению к соперникам.

Его темпераментные выпады на собраниях совета стали причиной ссорам со многими приятелями. Куинджи продолжает всячески помогать молодым живописцам.

В 1904 г. он выделяет на поощрение гениальной молодежи фонд в сто тысяч рублей, что предназначался для ежегодной выплаты премий ученикам Академии художеств. Так показался конкурс имени А.И.Куинджи.

Первая конкурсная весенняя выставка открылась в 1905 г. Но она не имела возможности служить тем идеям, каковые вынашивал Куинджи. Он грезил об объединении, где все живописцы были бы равны и имели возможность творить вольно, не смотря на вкусы клиентов.

В 1908 г. последовательность художников — участников отвлечённых выставок — решает создать новое общество, в которое Куинджи предлагает положить собственный миллионный капитал. В него вошли Н.К.Рерих, А.А.Рылов, А.А.Борисов, Н.П.Химона, В.И.Зарубин, В.Е.Маковский, В.А.Беклемишев‚ А.В.Щусев и другие.

Так, ядро будущего объединения составляли ученики Куинджи. Фактически, это был собственного рода «профсоюз» живописцев, что должен был оказывать материальную и моральную помощь нуждающимся, организовывать выставки, строить выставочные помещения.

К 1910 г. в Обществе состоял сто один человек К сожалению, за годы собственного существования объединение так и не превратилось в сплоченную организацию. Мечте Куинджи о творческом единении живописцев, о слиянии всех в одну семью не суждено было осуществиться.

В 1909 г. у Куинджи начинает развиваться серьёзная сердечная заболевание. Во время улучшения весной 1910 г. Куинджи отправляется в собственный крымское имение, но в дороге он почувствовал себя так не хорошо, что должен был остановиться в Ялте.

У него началось воспаление легких, мучили изнурительные приступы удушья. В угрожающем для жизни состоянии Куинджи перевезли в Санкт-Петербург.

Страдания живописца были невыносимы. Рерих, Зарубин, Рылов дежурили около учителя, сменяя друг друга.

11 июля 1910 г. Архип Иванович Куинджи скончался. Квартира его поразила всех собственной скромностью, но количество этюдов, хранившихся в мастерской, было огромно.

По завещанию Куинджи целый его капитал и все художественное наследие были переданы обществу, носившему имя живописца.

КРАСИВЫЕ ШЕДЕВРЫ АРХИПА КУИНДЖИ


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: