Метлина пришла с правом голоса

Метлина пришла с правом голоса

Наталия Метлина известна собственными хлесткими документальными расследованиями. Она начинала во «Взоре», куда ее привел однокурсник Василий Уткин.

После этого была программа Артема Боровика «Совсем секретно», и наконец 10 лет работы в телекомпании «Останкино», где Наталия сделала с нуля проекты «Тайны века», «Документальный детектив» и «Спецрасследование». В осеннюю пору популярная журналистка перешла на «3 канал», где начала вести публично-политическое ток-шоу «Право голоса».

— Наташа, из-за чего вы все-таки ушли с Первого канала? «Спецрасследования» в наше время не ко двору?

— Спрос на таковой телевизионный продукт довольно большой. Обстоятельство скорее личная. У меня появился второй сын, и я начала задумываться, смогу ли совмещать подобную работу с воспитанием детей.

Требования Первого твёрдые, кроме того где-то ожесточённые, за 10 месяцев у меня вышло на радиосвязь два фильма «Любовь как наказание» — о женщинах и мужчинах, преследующих собственную вторую половину по окончании расставания. Вторая тема была связана с водителями-дальнобойщиками.

— Возможно, хлебнули экстрима на разбитых русских дорогах?

— Я данный фильм снимала до беременности, на протяжении и по окончании. Это и был самый важный экстрим. Будучи на последних месяцах, проехала 400 километров стоя в кабине: рядом с водителем сидел оператор.

Так всю дорогу до Нижнего Новгорода вела беседу. Самое обидное, что колесо не лопнуло, водителя не ограбили, груз не похитили, ни гаишники, ни девушки легкого поведения не обчистили.

Водителей-дальнобойщиков имели возможность кроме того убить… Но ничего не произошло, к нашему телевизионному неудовольствию.

В то время, когда мы все это выпустили в эфир, я задумалась, а тем ли занимаюсь? Нужно было что-то решать.

В этот самый момент случайно выяснила, что «3 канал» ищет ведущих на вечернее публично-политическое ток-шоу. Я осознала, что это шанс.

— Но вы же раньше ни при каких обстоятельствах не вели ток-шоу?

— Я следила за тем, как трудятся ведущие, и довольно часто задавала вопросы себя, а что данный журналист либо артист может для того чтобы, чего не смогу сделать я?.. В общем, в последних числах Декабря прошлого года мы уже записывали первые выпуски «Право голоса».

У нас весьма сильная команда, твёрдый опытный подход к работе. Нет сюсюканья типа: «Ну а вы что, дорогой Петр Петрович, думаете по этому поводу?» Надеюсь, у зрителя по окончании отечественного эфира появляется чувство, что в публичной, социальной жизни все-таки идет диалог.

Что тот либо другой закон возможно публично назвать глупым и посредственным, что люди еще смогут высказываться вольно и открыто, мы так как трудимся фактически в режиме прямого эфира, ничего и никого не режем, ну разве что длинноты.

— А хоть какой-то итог был от дискуссии той либо другой острой темы на «Праве голоса»?

— Сравнительно не так давно мы битый час обсуждали мелкую поправку к «Закону о профсоюзах». Но в случае если ее примут, работодатель сможет выгнать с работы главу профсоюза как любого рядового сотрудника. За прогулы, за что угодно. на данный момент это нереально.

До тех пор пока. И что будет означать принятие данной поправки?

Фаворит профсоюза обязан будет молчать и не вякать.

— На аналогичных ток-шоу постоянно стоит гам и шум, любой пробует донести собственную идея, довольно часто не слыша собеседника, перебивая его. Как вы осуществляете контроль обстановку?

— Это самая значительная неприятность и для меня, и для моего партнера Романа Бабаяна. Я могу подойти, ударить по трибуне и жестко сообщить: «Разрешите другому высказаться!» Но чаще отечественные гости люди умелые и слышат ведущего.

— Наталия, возможно, все ваши «спецрасследования» уже в прошлом… Поведайте напоследок о самом храбром, интригующем, что запомнилось больше всего?

— Вот, пожалуй, фильм о цветочной мафии. Мне тогда было весьма интересно, из-за чего на Киевском вокзале роза стоит 30 рублей, а в цветочном магазине — 120?

И мы прошли целый путь, что проделывает цветок из Голландии с аукциона в Аалсмеере до Киевского рынка. Я придумала легенду, что тружусь в металлургической компании в Екатеринбурге и нам на корпоративную вечеринку необходимо 2 тысячи и тысячи 2 роз гвоздик.

Азербайджанцы, каковые держат данный рынок, меня на части, стараясь угодить. Кроме того давали слово самолет для доставки цветов на Урал.

В итоге я была со скрытой камерой в огромных помещениях, каковые находятся под Киевским вокзалом, в этаком Цветочном городе, где стоял непередаваемый запах от тысяч роз, орхидей, гвоздик… На протяжении страшного расследования стало известно, что все это благоухание — чистая контрабанда.

Низкая цена вследствие того что ни копейки таможенных пошлин не платится. В общем, я нашла таковой цветочный «Черкизон» в центре Москвы.

— А по окончании аналогичных программ вам не угрожали расправой?

— Чаще угрожали, только лишь я подступала к теме. В свое время я желала заняться «творческой деятельностью» одного бывшего заместитель министра.

Мне позвонили и заявили, что сперва погибнет моя собака, позже сгорит машина… В то время, когда упомянули о сыне, я отказалась от данной выдумки.

Для чего подвергать риску семью, тем более что в жизни государственного служащего от моего расследования ровным счетом ничего не изменится. К сожалению…

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Рождение новой звезды: немыслимый голос Дианы вынудил жюри хлопать в ладоши стоя


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: