Михалков опять на «оскаре»

Михалков опять на «оскаре»

– ВАШ фильм «12» взглянула публика, о нем написала критика. Имеется узнаваемые строки у Маяковского – «Я желаю быть осознан моей страной, а не буду осознан – что ж? По родной стране пройду стороной, как проходит косой ливень».

Как вы вычисляете, вас осознали?

– Да. Имеется грубо говоря один критерий: ты сам знаешь, для чего ты это сделал? Своим трудом – «доволен ли ты им, взыскательный живописец»? Мне полностью без отличия, что о моей картине думают люди, выискивающие в ней какой-то политический заказ, конъюнктуру, тайные цели.

Я знаю, что желал сообщить. Я знаю, как трудились мои парни. Другое дело – кого-то может не устраивать, ЧТО я сообщил, но это и имеется разность позиций.

А вдруг мне будут сказать, что снял старомодное кино либо что у меня не хорошо трудятся артисты, – на такие мнения мне наплевать.

Эта картина – о вечных вопросах. О том, что человек – не средство, а цель. Присяжные в «12» отказываются в финале принимать участие в судьбе мальчика вследствие того что вправду весьма заняты.

У кого-то операции, кто-то уезжает по делам, и все это действительно, и позиция их понятна. Но разве это настоящая правда – поболтать и разойтись, кинуть человека?

– В то время, когда я наблюдала «12», у меня было различное отношение к храбрецам – кто-то нравился больше, кто-то злил. И внезапно в какой-то момент я осознаю, что они все, в общем, красивые люди, что деформации все на поверхности, не в существе.

У вас не редкость так, что вы злитесь на человека, вы им раздражены – но в глубине души все равно испытываете безотчетную симпатию?

– Да, вы правы фантастически. Я их всех обожаю!

Кроме того дурака этого демократа с его мокрыми губами – он, кстати, говорит совсем честные вещи о том, что цивилизованный мир живет по закону, а у нас вечный бардак. Он прав стопроцентно, но по-второму у нас быть не имеет возможности.

Я могу смеяться над этими людьми, радоваться над ними, могу раздражаться, но они – все мои. Мои люди, моя боль и моя любовь.

И в то время, когда звонят Вале Гафту и говорят – как вы имели возможность сняться в этом антисемитском фильме, он мне говорил, – я поражаюсь уровню бреда.

– И вдобавок говорили, да так убежденно, что персонаж, которого играется С. Арцыбашев, тот самый демократ, – это пародия на Валерию Новодворскую.

– Слушайте, я не считаю Новодворскую таковой великой личностью, чтобы запечатлеть ее образ в собственном творчестве. Она дорогая дама, со собственными прибамбасами, и мы с ней кроме того один раз обнимались. И она сказала мне, что прекрасно ко мне относится.

Но при чем тут фильм? Либо вот погнали волну, что персонаж Юрия Стоянова – это, значит, продюсер Дмитрий Лесневский.

Встретил его в ресторане и говорю: «Дима, я вас видел два раза в жизни, ни вы, ни ваша мама мне ничего нехорошего не сделали, из-за чего вы верите людям, каковые несут чушь, что я сделал пародию на вас? Какие конкретно у меня смогут быть с вами счеты?

Разговор идет о маменькином сынке, что волею судеб, полностью не зная страны, был в том месте, откуда он может говорить миллионам людей, и считает, что знает, как это делать, а он этого делать не может и не имеет возможности. Вследствие того что он ничего про людей не знает.

При чем тут вы? Вы продюсируете превосходные, настоящие, глубокие картины Звягинцева, для чего мне вас трогать?

Для чего вы верите тем, кто зачем-то желает нас поссорить?» Он отвечает: ну все так говорят.

– Это ветхая история – выхватывают отдельные черты персонажа и практически накладывают на действительность. Еще Гоголь жаловался: напишешь, что вышел из дому майор, и все майоры дружно сообщат – э, он это про нас!

– Это по большому счету свойство отечественной интеллигенции – все время искать какие-то химерические подтексты.

– А вам по большому счету нравятся люди как вид живых существ?

– Моя мама, Наталья Петровна Кончаловская, имела возможность общаться полностью с любым человеком. В случае если это печник Давыд – она обсуждает с ним, как класть печь, и спорит, и ругается.

А вдруг в другом кругу идет разговор про Диккенса – это разговор про Диккенса, что читан в подлиннике. В то время, когда ей делали операцию катаракты глаза, ее желали положить в кремлевскую поликлинику, а она сообщила «нет», отыскав в памяти пословицу «полы паркетные, доктора анкетные».

И отправилась в одинцовскую поликлинику. Я прихожу к ней – в палате человек 12 старая женщина перевязанных, и мама им говорит про Эдит Пиаф, а они, затаив дыхание, слушают. Что, она это делала, чтобы быть поближе к «пейзанам»? Да легко ей были занимательны каждые люди, каждые!

Я тешу себя надеждой, что, возможно, я в нее уродился.

– Значит, у вас нет образа неприятеля, а ведь у многих людей сознание чёрное, они ищут неприятелей и находят. Тут дело кроме того не в том, что они художественных произведений не знают, они не знают и данной вашей позиции.

Им думается, что вы притворяетесь.

– Ну, тут уж ничего не сделаешь! Что бы со мной было, если бы я на любой чих отвечал!

Обижался, писал бы гневные письма в редакции Время от времени думаешь: эх, отыскать бы в подъезде водопроводную трубу да шарахнуть обидчика по голове, а позже представишь себе – господи ты боже мой, бешенство пройдет, а бедняга с разбитой головой плохо. Слава Всевышнему, я могу высказаться в творчестве, могу в художественной форме изложить все собственные мысли и эмоции.

– Нет, Никита Сергеевич, вы по женскому вопросу в последнем фильме отмолчались. Вы в долгу перед дамами России по большому счету и русскими актрисами в частности.

– Действительно, правда. Каюсь. Весьма желаю снять сейчас и «женский» фильм.

Тем более для для того чтобы количества актрис – это заветная мечта.

– Вы то деятельно вмешиваетесь в публичную судьбу, то отходите, как словно бы махнув рукой. С чем связана эта цикличность?

Так как, как можно понять, нет у вас никакого сознательного замысла, заказа?

– У меня очень многое в жизни происходит чисто интуитивно, никакого замысла и тем паче «заказа» нет и в помине. Я уж начитался по окончании «Сибирского цирюльника», что снял его и в том месте игрался царя, чтобы стать президентом!

Абсурд полный Честно уверен, что на все воля божья. Понимаете – «ни при каких обстоятельствах не задавай вопросы у Всевышнего «за что?» – задавай вопросы «для чего?».

– Так у Всевышнего возможно задавать вопросы что угодно – и за что, и для чего, и из-за чего, все равно ответа не будет.

– Будет! В случае если человек задает данный вопрос – «для чего?» – он находит ответ, может, неверный, но находит.

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Никита Михалков: Украина — зеркало либо опыт?


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: