Осколок эпохи

Осколок эпохи

В ночь под Рождество, как и положено, в столице творились сказочные вещи. Много людей – стар и млад – в холод тянулись от станции метро «Автозаводская» в сторону Культурного Центра «ЗиЛ».

Один из последних поэтов «шестидесятников» — Евгений Евтушенко презентовал собственную новую книгу: «Все поэмы».

Парное молоко поэта

До последнего момента было неясно приедет ли Евтушенко, но десятки телекамер ожидали приезда Поэта на входе. В холле Центра тянулась огромная очередь на регистрацию.

Вход был бесплатный, поклонники регистрировались заблаговременно на особом сайте. Рядом с огромным зеркалом находились столики с новой книгой. Цена кусалась – 700 рублей.

Но клиентов цена не отпугивала, тираж всего 2000 тысяч, так что вряд ли она дойдет до книжных магазинов.

«Книга далась непросто из-за ситуации с обвалом рубля, она просто могла не выйти. Мы появились в безнадёжном положении. Но не было счастья, да несчастье помогло. На помощь пришли кое-какие банкиры.

Кроме того заявили, что в первый раз дают средства на поэзию, а не на бизнес», — поведал «АН» приятель Евтушенко Валерий Краснопольский.

Ожидая мало опаздывающего Евтушенко (он ехал прямо из больничной палаты), в маленькой помещении приятели – Валентин Гафт и Аркадий Арканов выпивают чай.

— Мы знакомы В первую очередь шестидесятых годов прошлого века! И вечно рады своим встречам, по причине того, что нас связывают те далекие годы, каковые мы именуем «оттепелью», — говорит Арканов.

— Просматривать стихи Евтушенко, как просматривает их сам создатель, фактически нереально. И не нужно этого делать, пока имеется Женя.

Я питал зависть к ему в. Мне не нравилось, как он пестро наряжался и на капустнике, я тогда уже начинал писать что-то типа эпиграмм, я прочёл мерзость про него, за которую нужно было сечь. Он мне позже при встрече «врезал».

И забыл обиду. С того времени он для меня остается великим поэтом и артистом, — прихлебывая чай, вспоминает Гафт.

И, глядя в чашку, негромко прочёл собственный признание:

— Все равно я обожаю Евтушенко,

Хоть согласиться мне в том непросто.

В случае если снять с него жирную пенку,

То парное отыщешь молоко.

Медведь и Маша рифмы

Зал практически на 900 мест был уже полон, в то время, когда на сцену, опираясь на палочку – протез вместо правой ноги – выпорхнул Евгений Александрович. Почитатели его таланта поднялись и продолжительно, весьма долго хлопали в ладоши Маэстро. «Возможно я буду сидеть?», — задал вопрос он.

Зал выдохнул: «Да».

— Мне на сцену помогла выйти моя любимая дама, моя супруга Маша. Если бы не она, я вряд ли показался бы сейчас тут. Я еле выбрался из исчезновения. Она меня , как бывало уже неоднократно. Я желал бы заявить, что это громадное счастье.

Я не знал, как буду себя ощущать. Но знал, что поддержать меня придут мои любимые соратники по судьбе, шестидесятники — такие, как великий актер Валя Гафт.

Я радостен, что тут Аркадий Арканов — один из самых мудро-остроумных людей. Наконец тут хороший человек Илюша Фаликов, что написал книгу обо мне в серии ЖЗЛ. Все они готовься выступить, даже в том случае, если б меня не было.

Но мне не захотелось оставлять их одних, обманывать надежды тех, кто пришел сейчас на вечер. Да, страна отечественная еще несовершенна, и не все отечественные надежды выполнены, — но пока у нас имеется люди с этими глазами, как у тех, кто в этом зале, люди, каковые обожают поэзию и каковые знают, что Российская Федерация не имеет возможности без поэзии.

Данный жанр не разрешает нам терять совесть. Я так радостен быть с вами тут! – бодро, словно бы бы заболевание не брала за горло, начал Евтушенко.

Его слова много раз, как на съезде правящей партии, прерывались овациями.

Ах, война, что ты сделала, подлая

Поэт не был бы поэтом, если бы не отыскал в памяти о собственных преподавателях – поэтах, прошедших фронтовыми дорогами. Тема Великой войны прошла рефреном через всю его творческую судьбу.

И, в отличии от нынешних стихоплетов, не отпускает до сих: «На меня напали за слова о том, что я благодарен войне. Но война помогла всем моим товарищам-шестидесятникам, которых практически не осталось сейчас, сохранить понятия о отчизне, о совести и достоинстве».

И он с гордостью несет флаг Победы.

— На меня нападают за то, что я преподаю в Америке — но я продолжаю то, что было завещано поэтами-фронтовиками, — а завещан нам был «дух Эльбы». И я стараюсь сделать все, дабы и молодое поколение американцев не забыло, как когда-то мы сражались против общего врага и победили совместно.

Мы не имеем права забыть про это и по сей день. Я весьма обожаю собственный американский кинокласс.

Я преподаю в том месте уже 20 лет. Преподаю и русскую поэзию, русскую прозу, и русское, европейское кино.

31 декабря 2014 года я написал стихи «В университетском классе». В сети, где их прочли, тут же на меня посыпались новые нападки — и я дописал стих уже 4 января наступившего 2015 года. Послушайте его, это, мне думается, принципиально важно, — делиться Евтушенко и просматривает:

В университетском классе

Двадцать лет я в Оклахоме, в Талсе,

как будто бы в неоконченном бою.

Словно бы бы один в живых остался,

Эльбы братский дух преподаю.

Я обожаю моих американцев,

чьи воины-дедушки тогда

с русскими не стали пререкаться,

и война была на всех одна.

Действительно, все мы сделали полдела,

из-за чего? Осознать я не могу.

и позже снова война сдурела,

превратясь в холодную каргу.

Я учу всех не иметь с ней дело,

как не верить общему врагу.

Но о мире фразы, фразы, фразы,

давая слово, наподобие, благодать,

преобразовываться стали в дроны, в базы,

а через них сердец не увидать.

Не шестидесятники-поэты,

а за лицемером — лицемер

заявили собственной победой

роковой развал — СССР.

Разве ты, мастерство, разучилось

нас объединять — я не осознаю?

Как стране Шевченко приключилось

с пушкинской страной воевать?

Вкрадчивая третья мировая

по земле измученной идет,

и не устает, нас примиряя,

пырьевский князь Мышкин, «Идиот».

В случае если «идиоты» все такие

были бы, мир стал бы исцелим,

были б в дружбе и Луганск, и Киев,

Кроме того Газа и Иерусалим.

Как сплотились воришки и воры

в мафии, где жизни на кону,

и как слиплись войны и войнишки

в третью лицемерную войну?

Начав с признания в любви любовью встречу он закольцевал. На сцену вышла Мария, и, держа ее ладонь около собственной щеки, прочёл:

Я обожаю тебя больше природы,

Потому что ты как природа сама,

Я обожаю тебя больше свободы,

Без тебя и свобода колония!

От редакции. 2015 год в Российской Федерации заявлен годом литературы.

Будут помпезные встречи, программы по госканалам, Госпремии и другая мишура.

Евгений Евтушенко предложил свой сценарий: «Я надеюсь, что мы не разрешим возможности превратить это в бюрократическое мероприятие. Что превратим мы текущий год в народное празднество.

Всем народом поклонимся — начиная от отечественных классиков до совсем сравнительно не так давно ушедших поэтов-шестидесятников. Я обратился к нашему стране прося, дабы мне доверили право — составить на базе моей 5-томной «Антологии русской поэзии» два мегаконцерта, каковые случились бы в Питере и Москве.

Это имело возможность бы стать весьма броским и большим событием Года литературы. И второе: я попросил, дабы мне кроме этого доверили — с хорошим маленьким молодым коллективом — дали бы один вагон, дабы проехать по всей Восточно-Сибирской магистрали до Владивостока (по данной магистрали я когда-то пробовал добраться на войну от станции Зима).

Восстанавливая хорошие традиции агитбригад, — везде, где нас будут принимать, останавливаться и просматривать стихи с отечественной юный командой. Ожидаю от страны ответа».

Дождется ли? Ни одного государственного служащего от культуры на встрече не было. Книга «Все поэмы» вышла посредством банкиров, а не министра Мединского.

Так как «чин» в Российской Федерации больше, чем Поэт.

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

BAYONETTA — ГЛАВА 9 — ЭДЕМ-ВОСПОМИНАНИЯ ЭРЫ (ВСЕ ОСКОЛКИ,ПОРТАЛЫ и СУНДУКИ АЛЬФХЕЙМА)


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: