Право на актёрское счастье

Право на актёрское счастье

По окончании успеха сериала «Глухарь» Максим АВЕРИН не стал почивать на лаврах. Он большое количество и продуктивно играется в театре, снимается в кино, и роли у него получаются неожиданные, разноплановые: «Жила-была одна баба», «Фурцева», «Помогаю СССР!», «Возвращение к себе», «Склифософский» и др.

А ещё Максим выступает с моноспектаклями. Таковой спектакль «И это всё о любви» стал одной из самых броских страниц XXII Интернационального фестиваля мастеров искусств «Славянский рынок в Витебске», где корреспондент «АН» и побеседовал с популярным актёром.

— Максим, вы на данный момент снимаетесь в Киеве в уникальном сериале называющиеся «Чарли», где играетесь, как я знаю, собаку. Пара неожиданное амплуа!

– Да, играюсь пса. Осознаёте, профессия актёра – жадная, до обидного маленькая. И неясно, в то время, когда наступит та 60 секунд актёрского счастья, не популярности, не успеха, в частности творческого удовлетворения, ощущения собственной полезности, служения мастерству, а не рейтингам «Чарли» – это адаптация полюбившегося всему миру сериала «Уилфред», где главный герой, сомневающийся, не фальшивый юный человек, не просто дружит, а говорит со своим псом.

Это делают многие, но в отечественном фильме пёс также говорит на равных с хозяином. Их диалоги не слышит никто из окружающих, что всегда провоцирует неожиданные обстановки.

Сериал, само собой разумеется, максимально адаптирован к нашим реалиям, но это всё та же история о любви, дружбе, преданности, честности. Совместно со мной играются превосходные украинские юные актёры, и, надеюсь, по окончании того как «Чарли» выйдет на экраны телевизоров, их мастерство определят и оценят миллионы зрителей.

– Сериал «Склифософский» принёс вам не меньше оглушительный успех, чем «Глухарь». Но это действительно, что врачей из настоящего «Склифа» ваш храбрец, Олег Брагин, по-настоящему возмутил?

– Враньё, проделки Интернета! Докторам сериал весьма нравится.

Вывод докторов «Склифа» такое: в том месте, в отечественном сериале, вправду профессионально продемонстрированы операции, прекрасно играются актёры, превосходная операторская работа.

– А что вас лично больше всего поразило на тех съёмках?

– «Шоковый зал», куда весь день поступают больные с различными, иногда тяжелейшими травмами. Но доктора в «Склифе» – само самообладание, никакой паники, беготни, суеты.

Все трудятся чётко, собранно, даже в том случае, если человек находится в критической обстановке, люди в белых халатах нормально делают собственное дело. Вот это меня поразило очень!..

– Максим, как вы пришли к мысли сделать собственный моноспектакль «И это всё о любви»? Разве вам не достаточно работы в стационарном театре, где вы успешны и пользуются спросом?

– К сожалению, быть может, к счастью, в мире довольно много гениальных людей. Но твоя жизнь – одна. Время летит быстро, ты осознаёшь, что желал бы сыграть это и это, в таком жанре, и ты знаешь, как это сделать.

Но имеется политика репертуарного театра, и любой из твоих сотрудников в праве на успех, на актёрское счастье. Вот я и пришёл к мысли, что обязан сам сделать таковой актёрский спектакль, где зрители встретятся со мной во многих образах и ипостасях.

Кто-то говорит, что мой спектакль – лирический, и в том месте вправду звучит амурная лирика превосходных поэтов. Я же считаю, что это спектакль о том, что наполняет на сегодня мой мир, мою душу. И в случае если зритель проникается тем, что я делаю на сцене, значит, он говорит со мной на одном языке, знает про меня самое основное, сокровенное, в противном случае, какой марки у меня автомобиль, кто моя невеста, сколько помещений в моей квартире

– В текущем году вы решились и на другой необыкновенный ход: сыграли Отелло в трагедии Шекспира, но – на антрепризных подмостках!

– Это проект творческой, ищущей команды, которая уже поставила в формате антрепризы такие важные пьесы, как «Старший сын» Вампилова и спектакль «Это всё о мужчинах». Но, само собой разумеется, перенести на антрепризные подмостки «Отелло», да ещё с полноценными декорациями, светом, танцами и оригинальной музыкой, пластическими ходами, наконец, с вдумчивой и экспериментальной режиссурой Якова Ломкина – это прорыв, событие.

Мы игрались «Отелло» в Москве, Петербурге, Ярославле – и везде был успех! И отечественная команда не планирует останавливаться на достигнутом, на очереди у нас не меньше храбрый проект.

– А что у вас нового в родном театре «Сатирикон»?

– Основная новость, основное событие – недавняя премьера спектакля «Лондон-шоу» по мотивам бессмертного «Пигмалиона» Бернарда Шоу. Кто лишь не ставил «Пигмалиона», но Константин Аркадьевич Райкин отыскал новый поворот в ветхой любимой сказке!

В спектакль вплетена эстетика чёрно-белого немого кино, эра Чарли Чаплина, его музыка. И образы отечественных храбрецов неожиданные.

Я играюсь доктора наук Генри Хиггинса – роль, о которой возможно лишь грезить.

А в осеннюю пору состоится ещё одна неожиданная театральная премьера. Я в далеком прошлом восхищаюсь Чулпан Хаматовой как яркой и актрисой личностью, но мы ни при каких обстоятельствах не пересекались на киноплощадке, мы трудимся в различных театрах.

Я думал, нам не встретиться никак. Но вот появился проект спектакля «Укрощение строптивой» в Театре наций, и ещё одна моя мечта может сбыться – мы с Чулпан сыграем совместно!

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Право на счастье Владимира Этуша: По окончании 80 судьбу опять лишь начинается…


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: