Ретроспектива детского счастья

Ретроспектива детского счастья

Огоньки свечей, красиво накрытый стол, шушуканье домочадцев, шуршащих оберточной бумагой для подарков, бой курантов, кроме того само ожидание праздника всех нас делают самую малость детьми, заставляют предаваться воспоминаниям о временах, в то время, когда елка казалась громадной­пребольшой, Дедушка Холод — настоящим, а новый год — началом прекрасной, новой жизни

Собственными памятными эпизодами и новогодними ассоциациями из детства поделились с нашим обозревателем узнаваемые петербургские актеры всех поколений.

Михаил Семенович Светин, заслуженый артист России, мастер сцены комедии им. Н. П. Акимова:

— не забываю новогодние елки в детском саду. не забываю, как мы елку наряжали. не забываю, что был запах, меня совсем одурявший: мелкие мандаринки, каковые висели (либо в фольге либо просто так) на елке и пахли Как же нужно было эту мандаринку! Тогда зимы бывали кроме того в Киеве холодные.

Морозы А эти мандаринки так злили нюх Это был таковой кайф! Никакие игрушки не интересовали так, как эти мандаринки!

Данный запах сводил меня с ума. не забываю, не забываю, как наряжали елку: праздник начинался, в то время, когда мы уже игрушки разбирали. Вырезали что-то сами, красили не забываю, как выступали, костюмы не забываю.

Зайцем, не забываю, меня наряжали: ушки­-хвостики не забываю, как кавказцем был, лезгинку танцевал. Так выдавал, что все . Я о-очень танцевать обожал! А гопак украинский как танцевал!..

Я по большому счету уже с трех лет в артисты подготовился…

Светлана Алексеевна Карпинская, заслуженый артистка России, актриса Театра комедии им. Н. П. Акимова, самая узнаваемая «Женщина без адреса» советского кинематографа:

— Мое послевоенное детство было достаточно бедным. Но мои родители были преподавателями, и вот на новый год (мне, думается, было лет пять либо шесть) меня повели на елку в на данный момент дворец на Мойке.

Я ни при каких обстоятельствах не видела таковой красоты, и мне в том месте при входе дали красивую зеленую бумажную шапочку типа цилиндрика с перышком и на резиночке, дабы не падала с головы. А позже, многие годы спустя, в то время, когда я в театре игралась Марию в шекспировской «Двенадцатой ночи» сперва у Акимова, а позже у Аксенова (в течении 25 лет — рекорд в полной мере для книги Гиннесса!), на моей голове была как раз такая шляпка: мелкий зелененький цилиндрик с перышком и на резиночке, и я продолжительно вспоминала, где же я ее раньше видела?..

Но тогда, малышкой, я пророчеств в этом не заметила, была легко потрясена и в полном упоении ходила по дворцу. В том месте были неординарная библиотека (позднее, обучаясь на филологическом факультете Ленинградского университета, я кроме того была в нее записана), прекрасный мелкий театр, красивая громадная елка, дарили подарки с конфетами и традиционными мандаринками…

И это чувство красоты, Мойки, света, Санкт-Петербурга, дворца, шляпки быстро до сих пор. И еще не забываю, как на данный момент, рядом с собой мелкого мальчика, что пел известную песню, переделывая слова «Дар­р-рагая мая сталица, гер-роический мой Ленинград…» Это вместо того, дабы петь «Дорогая моя Москва». Видно, кто-то ему, само собой разумеется, это посоветовал все

Сергей Селин, Заслуженный артист России, мастер сцены и кино:

— На новый год бывал и зайчиком, и мишкой а также самоваром Ушки, штанишки, носик, варежки вместо лапок Дома кроме того остались фотографии, где я стою в костюме зайца. Костюмы эти были неизменно вручную сшиты мамой, и сейчас, в то время, когда вхожу в новогодние отделы магазинов, где всяких, всяких костюмов на выбор хоть завались (глаза разбегаются), я до сих пор наблюдаю на них с завистью Подарки мне Дедушка Холод постоянно приносил те, какие конкретно хотелось, не смотря на то, что (если сравнивать с сегодняшними деть­ми) закидонов у нас не было, мы все желали что-то настоящее, выполнимое: книжку, мячик, клюшку Мы не были материалистами — чудес хотелось нам больше, чем настоящих вещей.

Самое памятное: мне как-то заявили, что до тех пор пока меня дома не было, заходила белка, принесла подарки, не дождалась меня и убежала — понесла подарки вторым ребятам. Как я плакал!

Рвался во двор, кроме того на улице продолжал ее искать Еще (может, само собой разумеется, это погода отечественная питерская нынешняя навевает такую депрессию), помнится, что не было никакой эйфории от того, что меня в обязательном порядке заставляли учить стих, в обязательном порядке забираться на стул и в обязательном порядке просматривать его вслух. А вот зимы были снежные, и это радовало: на санках катались, на лыжах, на коньках.

Я зиму весьма обожал, как раз вследствие того что с зимний период и снегом были связаны конкретные развлечения. Сейчас вот из всех этих развлечений у меня остался лишь хоккей, в который периодиче­ски играюсь, но для этого уже вовсе зима не нужна: играйся — не желаю на крытых катках Да и елку возможно по-­взрослому (в то время, когда тебе и шампанское наливают!) устраивать себе в наше время хоть ежемесячно: в Питере имеется таковой особый клуб, в котором Новый год по большому счету ежедневно встречают

Наталия Фиссон, Заслуженная артистка России, актриса театра «Комик­-трест»:

«Дома была традиция — делать самим новогодние игрушки. Для этого чуть ли не год копили фольгу от шоколадок и конфет, по причине того, что приобрести в магазине ее было практически невозможно.

В эту же фольгу заворачивали выпеченные из песочного теста в особенной форме «орешки», дабы повесить их на елку. Живую елку (ее «добывали» заранее, и это был подвиг каждого папы: кто-то вырубал за городом, кто-то брал ночью по блату «за углом», кто-то разгружал машину с елками и мог выбрать получше) приносили с балкона и в обязательном порядке ставили в ведро с песком, которое оборачивали зеленой попонкой и маскировали ватой.

Наряжали елку неизменно заблаговременно, под нее высаживались любимые игрушки, к примеру, обезьянка Жаконя и кукла-негритенок. Ставили в том направлении и домашнего ватно-бумажного Деда Мороза в светло синий шубе. Ватой, как снегом, украшали и ветки елки…

А утром под ней оказались подарки. Самый памятный презент — кукла в мой рост (в действительности мне подарил ее мой дядя Казик, Казимир).

Меня (а мне было года, возможно, четыре с половиной либо пять) поразил факт, что кукла эта ходила! Я ее кроме того побаивалась, и наедине нас, детей, с ней не оставляли: мой старший брат был любитель все разбирать на составные части Кстати, в Деда Мороза верила весьма долго и, думаю, данной веры не утратила до сих пор.

И в то время, когда сейчас к нам приезжает в город Дедушка Холод, и его родственники из Финляндии либо Норвегии, отношусь к этому весьма без шуток, с уважением…

Потому, что отец у меня доктор наук, не забываю неординарные елки в Дубовой гостиной Дома ученых (дворце Князя Владимира Александровича) на Дворцовой набережной. Это были карнавалы: нужно было приходить в костюме, а в том месте выдавали чепцы, бумажные шляпы и кокошники.

Кокошники моего воображения не поражали, а вот мушкетерскую шляпу (мама мне сделала костюм мушкетера) не забываю прекрасно. Оххх!..

Какие конкретно были перья!!!

Ольга Медынич, актриса Молодежного театра на Фонтанке, звезда «Женской телесериала» и лиги «Светофор»:

— У нас дома на Новый год всегда было о­о­чень большое количество народа, 15–20 человек. В большинстве случаев, это все были родственники (в смысле клановости мы легко Капулетти), каковые приезжали из различных­-различных городов, конечно, оставались на пара дней, и ночевала эта «мафия» иногда на матрасах на полу.

У нас украинские корни, хлебосольные, исходя из этого все приезжали с соленьями и вареньями. Еще до 31 декабря добывали громадную коробку с новогодними игрушками, наряжали елку.

Елка всегда была настоящая, высотой под самый потолок, и добывали ее всеми способами. Детям делали карнавальные костюмы, все были нарядно одеты, шумели, нервничали с подарками, игралась музыка, словом, было все «как в кино».

Подарки, как и положено, в необходимый момент выяснялись под елкой и были снабжены стихами, каковые писали бабушки, дети просматривали собственные стихи, все пели песни кто во что горазд Сейчас уже так не получается, не смотря на то, что я ни при каких обстоятельствах не тружусь, в отличие от многих сотрудников в Новый год. Будучи студенткой, я четыре года подряд трудилась Снегурочкой, и плохо не обожаю вспоминать то время.

Костюм таковой был прекрасный, сшитый на заказ, но он мне вспоминается, как ужасный сон! Буду снова трудиться, лишь в случае если с голоду буду умирать Новый год — праздник, что нужно встречать дома, с родными людьми.

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Счастье согласно соглашению (Фильм 2017) Мелодрама @ Русские сериалы


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: