Самое независимое расследование

Самое независимое расследование

Видный журналист Николай НИКОЛАЕВ до ТВ трудился инженером на стройке и игрался в ВИА «Золотая середина». Попав на телевидение, трудился на НТВ криминальным репортёром, вёл собственное «Свободное расследование».

После этого эта программа перекочевала на Первый канал. В последних числах Сентября на РЕН ТВ в эфир вышло старое-новое «Свободное расследование РЕН ТВ с Николаем Николаевым».

— Николай, в чём отличие между нынешним «Свободным расследованием» на РЕН ТВ и теми, прошлыми программами?

– Различие – у нас не будет студии. на данный момент большая часть студийных ток-шоу являются «чаячий рынок», где все приходящие специалисты пробуют перекричать друг друга. Мы решили от этого отказаться, достоверность расследования будет заключаться как раз в присутствии ведущего на месте события, о котором идёт обращение.

События мы выбираем сами, тут РЕН ТВ даёт нам полный карт-бланш, и я, что именуется, выезжаю на место правонарушения.

– Что занимательного уже расследовали?

– К примеру, большое количество нового определили о трагедии самолета Ту-134 под Петрозаводском, которая случилась 20 июня этого года. Сенсационным был рассказ диспетчера работы поискового аварийно-спасательного обеспечения полётов аэропорта Петрозаводска.

Эта работа имела возможность приехать на место крушения весьма скоро. Чуть ли не через 60 секунд по окончании трагедии, по причине того, что пребывала практически в 500 метрах от места падения самолёта.

У них имеется замечательная машина «Ураган», которая может забить пламя с расстояния 50 метров. Если бы спасатели прибыли вовремя, имели возможность потушить горящий самолёт, а в том месте так как ещё были живые люди.

Но они не взяли должной команды, по большому счету были не весьма расторопны и приехали мин. через двадцать. В итоге многие пассажиры сгорели заживо. Никто до нас об этом не сказал, диспетчер в первый раз поведал об этом «Свободному расследованию РЕН ТВ».

Его, кстати, за эти откровения сразу же выгнали с работы. Но он знал, на что шёл, он просто не мог молчать, не имел возможности вот так, как ни в чём не бывало приходить на работу в коллектив, что не спас такое количество людей

– Я так осознаю, вас интересуют лишь преступления и актуальные события? Как громкими, резонансными они должны быть, дабы попасть в объектив вашей камеры?

– Само собой разумеется, в первую очередь нас интересует то, что происходит на данный момент: важные происшествия, уголовные дела, трагедии и без того потом. Но имеется и не весьма ветхие истории, каковые до конца так и не расследованы.

Они также смогут попасть в зону отечественного внимания.

К примеру, смерть лайнера Ту-154, что 10 лет назад летел из Тель-Авива в Новосибирск и был сбит над Тёмным морем на протяжении армейских учений украинской ракетой. Погибли 78 человек.

Украина до сих пор говорит – это не мы, не смотря на то, что и заплатила некую компенсацию семьям погибших, назвав это, но, «необязательными пожертвованиями». Другими словами не признавая это как компенсацию на уровне страны.

А вот компании «Сибирь» в иске за сбитый самолёт было отказано. Я весьма пристально прочёл заключение киевского суда, что отказал «Сибири» в компенсации.

В том месте говорится, что российский МАК совершил «неправильное расследование». Мол, некоторый предмет вправду взорвался на уровне 15 метров над кораблём.

Но, потому, что обломки сбитого самолёта упали на неизвестную глубину и не отысканы, сказать, что эта ракета была украинской, точно нереально. Что весьма интересно, кроме того члены отечественной, российской, комиссии отказались сказать с нами об данной трагедии.

– Из-за чего?

– По причине того, что имеется ведомственные интересы, каковые до сих пор никуда не провалились сквозь землю. Дело в том, что именно Российская Федерация предоставила в аренду Украине полигон, откуда на протяжении учений была ошибочно выпущена эта ракета.

В этот самый момент столько заинтересованностей переплелось!.. Что самое ужасное, все мы, обычные пассажиры, летая на данный момент простыми рейсами, не можем быть до конца уверенными, что в зоне пролёта самолёта не проходят какие-либо боевые учения.

И что кто-то снова не запустит по неточности ракету в сторону отечественного лайнера.

– Николай, ваша работа время от времени по-настоящему страшна для жизни. Как вы защищаетесь от настоящих угроз?

– Понимаете, по окончании покушения на Влада Листьева многим журналистам, расследующим страшные темы, дали охрану. У меня её ни при каких обстоятельствах не было, в своё время я от неё отказался.

Может, я покажусь наивным, но моё основное оружие против угроз и агрессии – это ухмылка. В непростых обстановках стараюсь в первую очередь не конфликтовать, перевести всё в юмор.

К примеру, на протяжении абхазо-грузинской войны у меня были неприятности на отечественной российской границе. Я снял материал о том, как абхазских беженцев не впускают в Россию, и полковник-пограничник потребовал дать эти кассеты, в противном случае вход для меня также был бы закрыт.

Наивно радуясь, я сообщил офицеру: «Да для чего вам эти кассеты? Они безлюдные, я их уже перегнал по спутнику.

А в то время, когда они по спутнику перегоняются, то сходу машинально стираются». И – обширно улыбнулся.

И полковник поверил в мою вынужденную забавную неправда, меня пропустили По большому счету, если бы я не относился с юмором к обстановкам, каковые у меня время от времени появляются по работе, я бы в далеком прошлом сошёл с ума.

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Записки с Курска. Свободное расследование


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: