Счастье вологды пока не в кино

Счастье вологды пока не в кино

С 4 по 8 июля в Вологде первый раз проходил фестиваль молодого свободного европейского кино Voices. Мысль проводить кинофестиваль в известном и красивом городе, «культурной столице Русского Севера» (как гласят плакаты на улицах), хорошая и верная.

В Вологде нет разложения и никакого распада. Улицы метены. Древесные домишки ветхой Руси защищаемы и трогают душу. Губернатор Позгалев крепок и разумен.

По набережной муниципальный реки Вологды гуляют беременные дамы в изрядном количестве. Вологжане очевидно нацелены на устройство мирной судьбе, которую, как мы знаем, украшает как раз культура – как резьба древесное зодчество.

Программа фестиваля Voices была насыщенной и разнообразной. Но встречу русской провинции с свободным кино Европы до тех пор пока что не назовешь диалогом.

Скорее вышло столкновение.

Дело в том, что свободное европейское кино в далеком прошлом загнало себя в безнадёжную ловушку. Противопоставляя себя Голливуду, оно отрицает и отметает все его штампы, фокусы и приёмы.

Никаких зажравшихся звезд, эффектов, прочей пошлятины и лживой занимательности! Все должно быть робко, честно и человечно.

Но, отметая Голливуд, свободное кино заодно отрекается и от грамотного сюжета, и от здоровой занимательности (которая в собственности мастерству изначально и не есть буржуазной пошлостью!). Исходя из этого в большинстве свободных фильмов по большому счету нет развития действия.

Перед нами долгая-долгая экспозиция, переходящая в развязку.

А русская провинция именно обожает хорошие добротные истории с четкой моралью. Исходя из этого по окончании многих конкурсных картин вологжане выходили из зала, почесывая затылки в добротном северном удивлении.

Скажем, датская картина «Аплодисменты» посвящена проблеме, понятной всему миру, – у очень сильно выпивающей актрисы по окончании развода отобраны двое детей, и она пробует их вернуть. Актриса Паприка Стеэн отлична, но ее большие замыслы на полтора часа не заслоняют того факта, что история обрывается, не развившись и не закончившись.

Испанский фильм «Я также» говорит о нетипичном человеке с синдромом Дауна, умном и обаятельном, что выучился в университете и желает быть обычным и спать с простыми дамами. Это гуманно и мило, но также как-то на обочине зрительского интереса.

Более продвинулся к сердцу зрителя польский фильм «Реверс», да и жюри во главе с режиссером Сергеем Бодровым его отметило (приз за лучшую режиссуру взял Борис Ланкош, за лучшую женскую роль – Агата Бузек). Все-таки братья-славяне, пережившие социализм, нечайно совпадают с нами в ритмах раздумий над собственной судьбинушкой.

Воздействие происходит в 1952 г., в то время, когда обаятельная, но неустроенная в личной судьбе женщина, трудящаяся в отделе поэзии большого издательства, встречает загадочного незнакомца. Брутальный мужчина, поразивший воображение Сабины, выясняется мерзким провокатором из разведслужб.

Храбрая женщина убивает подлеца, и вся дорогая семейка (бабушка и мама) хлопочет над проблемой растворения тела.

Которое все-таки успело заделать бедной Сабине ребеночка

А французская картина «Восьмая страна чудес» (приз за лучший сценарий) так и совсем удачно решила занимательности сочетания и проблему независимости. Она говорит о заговоре пользователей маленькой социальной сети, каковые создали собственную страну, «Восьмую страну чудес», и посредством умных разработок стали деятельно вторгаться в действующую политику.

Основной приз фестиваля взял фильм Сергея Лозницы «Счастье мое» (Украина – Германия – Нидерланды). Он уже побывал и в Каннах, и на «Кинотавре», где был отмечен и призом за лучшую режиссуру и призом киноведов и Гильдии кинокритиков.

Последнее событие меня сходу насторожило. Своеобразные вкусы отечественной гильдии мне в далеком прошлом привычны. Шансы на любовь гильдии имеют лишь те картины, где Российская Федерация предстает в виде «дикого поля», по которому возят «груз 200».

Каждые заключенные в фильме радость, красота, душевный подъем, разумные действия как будто бы бы вычеркивают картину из поля зрения критики. красота и Радость – нет, это все для ура-патриотов и гламура. Все настоящее и честное – мрачно, бессвязно, уныло.

Слушайте, а прекрасно ли это будет – радость и красоту отдавать на откуп сатане? Он по большому счету не облопается?

Лозница – узнаваемый режиссер неигрового кино. Его игровой дебют замечательно вписывается в совокупность координат «свободного европейского кинематографа».

Он настоящий и честный – другими словами мрачный, бессвязный и унылый. В отличие от известной картины Балабанова в нем нет запоминающихся и прекрасно сыгранных храбрецов, нет мотивации поступков. Отправился водитель отвозить муку.

Принуждение пропитывает данный мир, где все дороги ведут в никуда. Наименование картины – неприятная насмешка Все это замечательно подходит для какого-нибудь прохладного зальчика на сто мест в Роттердаме и со свистом пролетает мимо русской провинции.

Где знают о настоящих, а не символически-придуманных русских кошмарах и все ж таки упрямо гуляют по набережным в беременном виде.

Вологодский фестиваль – мероприятие, которому хочется захотеть продолжительной занимательной жизни. На мой взор, было бы разумно поменять наименование (Voices, т.е. «Голоса», как-то избито) и отыскать ясного, авторитетного президента фестиваля (какую-нибудь Марину Влади, к примеру).

Так как в Российской Федерации так обожают президентов.

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Фильм о Вологде (2009 год)


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: