Туфли из глины — и на танцы

Туфли из глины - и на танцы

Юлия ПЕРЕСИЛЬД – актриса прекрасная, гениальная и весьма трудолюбивая. Сотрудничает с несколькими столичными театрами, параллельно большое количество снимается в кино.

Лишь за последние годы актриса сыграла в таких сериалах и фильмах, как «Дело магазина №1», «Лето волков», «Санта на следующий день», «Параджанов», «Людмила Гурченко», «Взрослые дочери». За роль снайпера Людмилы Павличенко актриса взяла в 2016 году премию «Золотой орёл».

— Юля, ваш партнёр по фильму «Край» Владимир Машков говорил в одном из интервью, что, готовясь к съёмкам, он досконально изучил паровоз. А чему вы намерено обучались для той либо другой роли?

– В сериале «Лето волков» я игралась немую девушку Тосю. Так вот она умела мастерски лепить из глины всякие поделки.

Мы подготавливались к данной сцене семь дней, и я четыре дня просидела в керамической мастерской.

– Тяжёлое ремесло?

– Да. Плохо сложно создать из куска глины хотя бы кривую чашку. Самое тяжёлое – сделать кусок глины мягким, тут необходимо приложить столько сил!

Её нужно мять, мять, мять А позже тихонечко крутишь заготовку на гончарном круге, чуть поливая водичкой, а она – бац, и сваливается Но свистульки я всё-таки обучилась делать.

– Говорят, вы весьма переживаете, в то время, когда вас осуждают за какую-нибудь роль, за фильм.

– Неправда. По большому счету предмет мастерства не может быть совершенен, в слове «совершенный» имеется какой-то штамп. Любое гениальное произведение должно быть спорным.

Кому-то фильм может не понравиться, а кто-то обязан в него влюбиться. Основное, дабы картина не оставляла никого равнодушным.

Что касается критики, критику необходимо слушать и слышать. Но в нужно иметь предохранительный механизм, дабы эта критика не стёрла всё, что у тебя имеется.

Не сломала то, что ты в себе выстроил. Прислушиваться необходимо, но делать что-то в угоду кому-то, дабы тебя лишь похвалили Мой мастер, весьма щекотливый, что-то обсуждая, постоянно говорит: «Ты знаешь, это моё субъективное вывод».

И тогда всю критику делается приятно слушать и слышать. «Субъективно» – значит, и без того верно, и эдак. А самое страшное, в то время, когда люди категорично говорят – вот так весьма не хорошо, а вот так – отлично!

– Юля, в сериале «Есенин» вы сыграли сестру поэта Катерину. Вы, кстати, весьма на неё похожи

– Похожа, да. Имеется такая фотография: стоит гроб Есенина и около него – его родные. В то время, когда первый раз заметила данный снимок, мне стало страшно. Я вправду была плохо похожа на Екатерину!.. С есенинской темой по большому счету была мистическая история.

Совсем вторая компания планировала снимать фильм о поэте. Пригласили меня на пробы – и также на роль Кати. Сделали пробы, желали уже утвердить.

Но внезапно у меня появилось какое-то внутреннее сомнение, что это важные люди, вся их компания. И я отказалась. Через месяц мне позвонили и внесли предложение опять роль Кати, сестры Сергея Есенина.

Я, не сообразив, кто звонит, кроме того засмеялась: «Да вы же начали уже снимать!» «Мы? Мы ещё лишь актёров ищем!» – удивились на том финише провода.

И вот с этими людьми я в итоге начала работать в сериале «Есенин», где Сергея Александровича великолепно сыграл Сергей Безруков.

– А ведь сестра Есенина в итоге не хорошо кончила – спилась!

– Да, спилась. Она была простодушной, хорошей девочкой, пела отлично, играла на гармошке.

Есенин обожал сестрёнку за то, что она была таким «солнышком», перетащил её к себе в Москву. Катя стала женой Василия Наседкина, среднего уровня поэта, Сергей их, по сути, содержал. Они нигде не трудились – лишь выпивали, выпивали

– Вы так как сами из Пскова, возможно сообщить, также перебрались в Москву из провинции. Люди в том месте совсем другие, правильно?

– Мне весьма нравятся люди в провинции. Вы понимаете, Псков – это провинция, само собой разумеется, но по причине того, что область весьма близко находится к Эстонии, в том месте всё-таки чувствуется европейское влияние. Магазины современные, люди наряжаются модно.

Второй вопрос, что люди в том месте всё равняется те же – гостеприимные, хорошие, приветливые. Как и во многих вторых провинциях России. Вот со спектаклем Театра Наций «Рассказы Шукшина» мы были пара лет назад на родине Василия Макаровича – в алтайской деревне Сростки.

В том месте до сих пор живы кое-какие храбрецы его рассказов. К примеру, прототип Глеба Капустина, которого играется Евгений Миронов. Я играюсь в спектакле различные роли: и мелкую девочку, и бабку старенькую.

И вот бабушку «собственную» я в Сростках видела. Такая крепенькая, у неё собственный громадный огород. Она мне смешно говорила, как в клуб ходила на танцы.

У неё не было туфель, а на танцы хотелось. И вот она ожидала, пока станет мрачно на улице.

Позже разводила глину, засовывала в том направлении ноги, вынимала, лепила туфли-лодочки, сушила у печки и бежала на танцы!..

Ещё мне нравится, что в мелких городах время течёт совсем по-второму. В то время, когда я приезжаю в Псков дня на два, так хочется всех заметить.

Бегу к одной девочке на 20 мин., к второй. А девчонки не знают – как на 20 мин.? Так как столько не виделись!

Посиди ещё! У них совсем второе отношение ко времени.

Люди смогут с тобой час посидеть, поболтать, . В Москве подобное представить нереально.

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

🌟 Делаем ОБУВЬ И СУМКУ ДЛЯ КУКОЛ ?? ОДЕЖДА ДЛЯ КУКОЛ СОБСТВЕННЫМИ РУКАМИ 🍀 Ирина Иваницкая DIY


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: