У них свой телевизор, у нас свой

У них свой телевизор, у нас свой

Актёру Михаилу ХИМИЧЕВУ, как когда-то и его дяде Борису Химичеву, значительно чаще достаются роли храбрецов-любовников. А что сделать? Как говорится, фактура не подвела. Самые значимые из них – роли в фильмах «Женский врач», «Спальный» район «и Самара».

На выходе у Михаила комедия «Бабий бунт, либо Война в Новосёлково», драма «сериал» и Дистанция «Дело для двоих».

— Михаил, как мы знаем, что актёром вы стали по совету собственного двоюродного дяди – знаменитого актёра Бориса Химичева. На чём основывалась его уверенность, что у вас всё окажется?

– Не знаю, была ли у него уверенность… В то время я занимался музыкой, и к 22 годам захотелось делать это осознанно.

Тогда дядя мне сообщил: «Иди получать образование театральный! В твоём эстрадном мире это не помешает!» не забываю, мы встретились с ним в гримёрке Театра имени Моссовета, где он подготавливался к спектаклю. Я прочёл ему басню «ягнёнок и Волк».

Прочёл в красках: и за ягнёнка, и за волка. На что дядя мне сообщил: «Миша, не нужно изображать волка и ягнёнка. Ты же не на детском утреннике! Говори как анекдот от первого лица».

Это был самый нужный и единственный совет моего дяди. Я, само собой разумеется, сохранял надежду, что дядя с кем-нибудь поболтает обо мне, замолвит словечко, но нет, он как-то весьма грамотно от этого увернулся.

Иначе, здорово, что я поступил без его протекции. Я осознал, что сам чего-то стою.

– В скором будущем вы станете сниматься у киевского артхаусного режиссёра Александра Шапиро в фильме «Восемь». Выходит, не обращая внимания на войну, на Украине сотрудничают с русским кинематографом?

– Я весьма обожаю Киев и желал в том направлении отправиться на съёмки, но Саша решил сам приехать в Москву на два месяца. Исходя из этого сниматься будет необходимо тут.

Фильм «Восемь» складывается из восьми новелл и говорит о восьми методах суицида. В одной из них я буду играться ключевую роль самоубийцы.

Мой храбрец – живописец, и у него не получается. Он так нездоров, что для успехи результата готов пойти на суицид.

Всё, как у Достоевского. Это значительно занимательнее играться, чем человека, у которого что-то произошло, и он не справился со своей нервной совокупностью.

– Вы поддерживаете отношения со привычными на Украине?

–Само собой разумеется. Политика политикой, а дружба дружбой.

Отношение у украинских киношников к происходящему различное. Как говорится, у них собственный телевизор, а у нас собственный.

Но, слава всевышнему, что фильмы в том месте снимаются и отечественные актёры до сих пор ездят на съёмки в Киев.

– В сложившемся за постсоветское время обществе слово «патриотизм» не обесценилось?

– В то время, когда я был ребёнком, мне, как дитю СССР, нравилось всё американское: жвачка, музыка, кино… В первый раз я попал в Соединенных Штатах, в то время, когда трудился у Земфиры. Это было что-то! Я был ещё в том Нью-Йорке, с башнями!

И в 20 лет чуть было в том направлении не эмигрировал – была такая возможность. на данный момент осознаю: слава всевышнему, что не сорвался и не выкинул годы судьбы в вакуум. По причине того, что без России жить не смогу.

Я весьма обожаю Италию, но кроме того представить себе не могу, что беру в том месте дом и уезжаю жить окончательно. Да мне через месяц захочется обратно!

Это, возможно, и имеется патриотизм.

– Зрительницам весьма полюбился ваш женский врач Платон Земцов. Какие конкретно знания вы взяли при работе над ролью?

– К примеру, знаю, как делают кесарево сечение. Но не дай всевышний, дабы это знание было нужно использовать в действительности!

У нас была дама-консультант, которая мне растолковывала: «Тут лежит девочка, у неё силиконовый пузо, в пакете силиконовая пуповина и силиконовый ребёнок». Дальше показывала, где надрезать, где раздвинуть, за что брать…

Самое основное – необходимо было запомнить последовательность действий, а дальше подключить актёрское мастерство, дабы зритель поверил, что ты настоящий врач. На протяжении съёмок в фильме «Женский врач» я утвердился в мнении, что мужчина на родах собственной любимой дамы находиться не должен.

Для чего ему видеть страдания собственной дамы? не забываю, я поинтересовался у собственной жены: «Чем бы я тебе смог оказать помощь при родах?» А она: «Ничем». В большинстве случаев, супруг лишь мешает.

– Просматривала, что ваша супруга Марина из-за бессчётных экранных lovestory не всегда смотрит фильмы с вашим участием

–Мы с женой эту тему не обсуждаем. Марина какую-то собственную формулу существования во всём этом сложила, и потому, что мы до сих пор совместно, то значит, что она трудится.

Могу только предполагать, что, насмотревшись в «Огне любви», где 300 с лишним серий, на целования и мои воздыхания, она решила на этом не акцентироваться. А вот я вправду мужчина ревнивый, хозяин.

Но, слава всевышнему, супруга у меня не актриса, не модель и не певица. В семье достаточно одного человека мастерства.

– Как вы о себе думаете: вы приятель хороший?

– Человек я непростой, но на помощь приятелям приду в любое время.

Приятели мои – публика разношёрстная. Кто постройкой занимается, кто – автосервисом, имеется стоматолог, имеется милицейский. А вот с киношниками дружить не получается.

Со временем начал понимать режиссёров, каковые говорят, что актёр – брат сверхсложный.

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Surgery | Gory Short Horror Film | Crypt TV


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: