Устала плакать на экране

Устала плакать на экране

Актриса Театра им. Маяковского Любовь РУДЕНКО – представительница актёрской семействе. Мама Дина Солдатова была актрисой Столичного гастрольного театра комедии, тётя Ирина Солдатова играла в Театре Советской армии, а сын Анатолий Руденко деятельно снимается в сериалах.

Любовь от сына также не отстаёт. На её счету более 70 фильмов: «Тайга», «Пламя любви», «Родные люди» и др.

В скором будущем у актрисы на выходе два проекта: «Неизменно скажи «неизменно» и «Лишь о любви».

— Любовь, наконец-то сбылась ваша давнишняя мечта: со своим сыном Толей Руденко в фильме «Лишь о любви» вы сыграли мать и сына…

– Воображаете, у меня кроме того проб не было! Мне позвонили и сообщили: «Вы утверждены. В какие конкретно дни сможете сниматься?» На что я ответила: «Хотелось бы сперва сценарий прочесть».

Сценарий мне понравился, и я сходу осознала, что на роль моего экранного сына оптимальнее подошёл бы Анатолий. Я позвонила с этим предложением и в ответ услышала: «Так он у нас в далеком прошлом утверждён!» Съёмки прошли превосходно!

Мы поддерживать друг друга, давали рекомендации, сопереживали.

– Первая известность к вам пришла по окончании роли Дуняши в фильме «Жизнь Клима Самгина». Как вы вспоминаете о том времени?

– По окончании того как фильм прошёл по телевидению, ко мне в буфете Театра Маяковского подошёл Александр Сергеевич Лазарев и говорит: «Любка, я целый фильм взглянул! Но из-за чего за тебя в том месте кто-то поёт?!

Я же знаю твой голос». Актриса я поющая и должна была в фильме петь сама. Приезжала на пробы к композитору, выполнила несколько романсов, и он меня утвердил. А позже мне говорят, что уже записали фонограмму второй певицы, которую протежировал отечественный композитор.

Он утвержает, что в той старорусской манере, в которой поёт эта певица, я спеть бы не смогла, по причине того, что она производила эту манеру весь год. Я рыдала от отчаяния!

А позже как-то между съёмками забрала гитару, дабы повторить аккорды для съёмки больших замыслов рук. И начала петь романс в той самой старорусской манере.

Заходит режиссёр Виктор Титов и задаёт вопросы: «Для чего фонограмму вхолостую гонять?» Я поворачиваюсь и говорю: «Это не фонограмма, это я живьём пою». А он: «Как живьём?! Мне же заявили, что необходимо продолжительно обучаться данной манере…»

– У вас более 70 ролей в кино. Вы трудоголик либо деньги получаете?

– Я трудоголик! В то время, когда в один момент снималась в «Огне любви» и в «Родных людях», то дремала по 2–3 часа в день.

Как-то проснулась утром и поразмыслила: «А из-за чего у меня в отеле стоит шкаф из дома?» Взглянула по сторонам и осознала, что я не в киевской гостинице, а дома в Москве. «Ой! Как всё запущено!

Мозг начинает сбоить», – пронеслось в голове. Поведала Коле Добрынину, а он мне говорит: «Если ты не будешь отдыхать, то сойдёшь с ума от перегруза».

Вот я и стала везде дремать. Как-то по большому счету в 8 сериалах в один момент снималась. На странице ватмана я написала заглавия фильмов, имена персонажей, их характеры, как кто ходит и говорит.

С утра просыпалась, наблюдала на ватман и начинала настраиваться на собственную героиню. В противном случае бы «крыша отправилась» от воспоминаний что и как.

– От каких ролей в кино вы устали и о каких грезите?

–Я устала мучиться на экране. Вот уж я наплакалась и «В огне любви», и «В родных людях»!

И в то время, когда меня по окончании стали приглашать на роли несчастных дам, то у меня появлялся вопрос: «А что, плакать больше некому?» Причём плачу неизменно натуральными слезами, ни при каких обстоятельствах не пользуюсь ни глицерином, ни особыми каплями. А грежу я о характерных комедийных ролях.

– Как-то вы заявили, что кроме того в паспорте автограф ставили… Вы расписались в уголке либо на всей странице?

–На свободной странице. Но я была категорически против. «Как вы позже станете с таким паспортом жить?!» – задала вопрос я поклонника. На что он мне ответил: «А я паспорт «утрачу», а позже под стеклом в рамочке на стену повешу». В второй раз на спичечном коробке расписалась.

Мой поезд отходил, я стояла в тамбуре, и сейчас меня заметил один юноша. У него ничего не выяснилось для автографа, и тогда он кинул мне спичечный коробок.

Забавные люди, но им это весьма интересно! Не смотря на то, что я также до сих пор храню автограф моей любимой Наташи Гундаревой. Я подошла к ней и попросила что-нибудь написать для собственных родственников из Таганрога.

А она не осознала и подписала моему сыну: «Толяну, на успех, на счастье. От Наташи Гундаревой».

Толю она весьма обожала, просила его именовать её не тётей Наташей, а просто Наташей. И с 10 лет мой сын именовал великую актрису Наталью Гундареву Наташей.

Никто не ожидал, что она так рано уйдёт… Сейчас у меня эта программка как домашняя реликвия, я над ней трясусь, никому в руки не даю, опасаюсь, что утратят.

– Сравнительно не так давно вы стали бабушкой. Помогаете растить внучку?

–По мере возможности. Из-за занятости не всегда могу посидеть с внучкой.

Слава всевышнему, имеется вторая превосходная бабушка Лариса, которая сильно помогает. А в то время, когда приезжаю, остаюсь до ночи.

Оторваться от малышки легко нереально.

– Познакомился ваш сын со своей женой Еленой Дудиной на протяжении съёмки сериала «День назад закончилась война», где вы сыграли маму собственной будущей невестки. Их роман развивался на ваших глазах?

–Они скрывали собственные эмоции, но материнское сердце не одурачишь. Не смотря на то, что их эмоции и окрепли уже по окончании работы, в то время, когда они прекратили ежедневно видеться.

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Evanescence — My Immortal


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: