В поисках лучшей жизни

В поисках лучшей жизни

Для сотрудника резидентуры ГРУ майора Геннадия Сметанина за рубежом солнце светило бросче, а трава была зеленее. Ассистент армейского атташе при консульстве СССР в Лиссабоне грезил получить счастье за океаном – в манящей Америке.

Супруга также была не против окончательно распрощаться с «совком». И шпионский «домашний подряд» получил на ЦРУ с удвоенным рвением.

О том, как отечественная контрразведка вычисляла «кротов», о плате и тонкостях вербовки за измену – в книге Николая ЛУЗАНА «Контрразведка. Тайная война».

Агент Сом и «тридцать сребреников»

1984 год. На теннисном корте блистал армейский атташе консульства США в Португалии полковник Джон Нортон.

Сметанин присматривался к нему уже давно, искал эргономичный предлог, дабы вступить в контакт. И вот время пришло.

Сущность высокомерного монолога сводилась к тому, что он готов сотрудничать с американцами, в случае если те предоставят достойное вознаграждение и политическое убежище. В голове Нортона вихрем пронеслись мысли: «Провокация КГБ?

Сумасшедший? Либо сказочная успех, которая выпадает не каждому разведчику, – полезнейший источник информации сам плывёт в руки?!» Умелый агент назначил встречу на следующий сутки.

265 тысяч долларов – такая сумма представлялась Сметанину начальной ставкой в шпионской игре. Но ему светло дали осознать: сперва – товар, позже – деньги. На вторую встречу кроме Нортона пожаловали эксперты-психологи.

В ЦРУ, опасаясь вероятной подставы советских разведслужб, внесли предложение Сметанину пройти диагностику на полиграфе. Компенсацией за недоверие и выданную данные по резидентуре ГРУ послужил увесистый пакет. В нём пребывали те самые деньги.

Совсем «шпионский альянс» закрепила подписка: «Я, Сметанин Геннадий Александрович, получил от руководства США 265 тысяч американских долларов, в чём расписываюсь, и обещаю ему помогать». В агентурную картотеку ЦРУ его занесли под псевдонимом Сом – для американцев Сметанин был большой рыбой.

Собственное достаток ассистент армейского атташе запрятал в шкафу, но незамеченным оно пролежало недолго. Ошарашенная супруга выслушала, приняла и поддержала.

Да так рьяно, что на очередную явку с ЦРУ они отправились совместно. С 4 марта 1984 года шпионский «домашний подряд» начал функционировать.

Супруг сдавал американской разведке собственных сотрудников по резидентуре ГРУ, а супруга перевелась в консульский отдел консульства, где копировала тайные документы и передавала ему. Так длилось больше года.

Справка «АН»

Николай ЛУЗАН – полковник, ветеран органов безопасности. Лауреат премий ФСБ России в области искусства и литературы (2006, 2009 и 2013 гг.).

Лауреат Общероссийского конкурса журналистских и писательских произведений «Мы горды Отечеством своим» (2004 г.).

«Книги Николая Лузана отличают от многих произведений этого жанра глубокая правдивость, высокопрофессиональное отражение работы отечественных контрразведчиков и разведчиков.

Его храбрецов и нас, ветеранов Смерша, роднят безусловное служение Отчизне, дух боевого товарищества и вера в правоту того дела, которому неизменно без остатка отдавали себя сотрудники органов госбезопасности».

Почётный сотрудник госбезопасности, начальник военной контрразведки СССР с 1971 по 1973 год

генерал И. УСТИНОВ

Под пристальным взором

Ситуация в резидентуре накалилась. Участившиеся бесследное исчезновение и провалы агентуры некоторых сотрудников встревожили управление ГРУ и контрразведки. В 3-м Главном управлении КГБ СССР для выяснения обстоятельств была создана оперативная группа.

Режим работы португальской резидентуры ужесточился.

Все перевёртыши, кроме того самые осмотрительные и предусмотрительные, непременно начинали шиковать на собственные «тридцать сребреников». Исходя из этого контрразведчики присмотрелись к личной судьбе сотрудников резидентуры ГРУ.

Итог не вынудил себя ожидать. 7 ноября 1984 года на праздничном приёме, устроенном в консульстве СССР в Лиссабоне по случаю годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции, юная Наталья Сметанина блистала бриллиантовыми колье и браслетом.

На майорскую заработную плат мужа такую красоту было не приобрести…

Контрразведчики принялись копать глубже, начав с личного дела Сметанина. На первый взгляд тут всё было гладко.

На протяжении учёбы в Киевском высшем армейском общевойсковом командном училище преподаватели и командиры Сметанина отмечали: «Среди курсантов выделялся собственной стремлением и усидчивостью быть лучшим. Нарушений воинской дисциплины не допускал.

Являлся примером в службе и учёбе». Похожие оценки находились и в аттестации за 1981 год, по выпуску из Военно-дипломатической академии (ВДА) ГРУ Генштаба.

Взор экспертов зацепился за пара штрихов в его безукоризненной репутации. Сметанин быстро продвигался по наиболее благоприятным с позиций бытовых условий участкам своевременной работы.

Первым из них стала Франция. С 1974-го по 1977 год он прослужил в составе парижской резидентуры. Не обращая внимания на то что ничем особым себя не показал, по окончании командировки был тут же зачислен в ВДА.

Чья-то весьма властная рука двигала его по служебной лестнице. Покровителем был большой политический деятель от разведки, генерал. Он же правил выпускную аттестацию Сметанина. Сокурсники по академии давали совсем другую чёрта: одна лишь кличка Гнус сказала о многом.

Умение тонко польстить, «верно» выступить на партийном собрании и быть ближе к руководству, не считая презрения, ничего не вызывало.

Контрразведчики собирали данные. Оказалось, что по приезде в Лиссабон Сметанин вместе с женой занялся изучением британского на платных направлениях, чего по работе не требовалось.

Ранее не проявлявший склонности к спорту, он неожиданно воспылал любовью к громадному теннису. И полез в компанию к мастерам, добившись разрешения у военного атташе брать уроки на самом дорогом платном корте.

Каждый второй в том месте игрался в шпионские игры. И в то время, в то время, когда Сметанин транжирил домашний бюджет, его жена внезапно попросила о переводе с должности начальника на нижеоплачиваемую – секретаря-машинистки консульского отдела!

Напрашивалась версия, что так семья расширяла прямой доступ к документам, а также тайного характера. А за них каждая разведка платила вдвойне.

Подозрения контрразведчиков усилил ещё один факт. За время нахождения в Лиссабоне Сметанины так и не сошлись близко ни с одним из сотрудников консульства. В этот самый момент в конце 1984 года они внезапно воспылали дружбой к семье одного радиста-шифровальщика.

Две пары отправились в ресторан, жёны скоро уехали по своим делам, а мужья выпивали . Наутро радист-шифровальщик не имел возможности ничего отыскать в памяти. На этом дружба закончилась.

Громадной огласки загул в резидентуре не взял – всё свелось к пропесочиванию залётчиков на партийном собрании. А для контрразведчиков тот случай стал ещё одним тревожным звонком. Сметанины, по всей видимости, сыграли роль наводчиков для американской разведки.

Что происходило с радистом в те часы, в то время, когда он утратил контроль над собой, оставалось лишь догадываться. Быть может, агенты ЦРУ пробовали создать около него вербовочную обстановку либо, того хуже, обработали психотропными средствами и скачали данные.

Книги Николая Лузана вы имеете возможность купить наложенным платежом, направив по электронному адресу zakazknig@argumenti.ru, либо по почте: 125167 ­Москва, Летный пер., д. 4а, заявку и ваш правильный адрес с индексом, ФИО всецело. В теме письма укажите «ЗАКАЗ КНИГ».

В Москве книги возможно приобрести по издательской цене («КОНТРРАЗВЕДКА. ТАЙНАЯ ВОЙНА» – 180 руб., «ЛУБЯНКА.

ТРАГЕДИИ и ПОДВИГИ» – 240 руб., «ПРЫЖОК САМУРАЯ» – 230 руб.) по адресу: Летный пер., дом 4а (строение МФЮА), к. 104, или заказать по телефону 8(495) 980?45?60 (цена доставки в пределах МКАД – 200 руб.). Мы трудимся: пн. – пт. с 10.00 до 18.00.

Предчувствие

В июне 1985 года по поручению Сметаниных родственники в Москве занялись срочной распродажей их имущества. Позднее супружеская пара сама приехала в отпуск в столицу. 22 августа Сметанин неожиданно «завёлся».

Выпив несколько рюмку, он принялся осматривать квартиру, после этого разобрал телефон, по всей видимости, искал «жучки». Позже наобум собрал номер телефона и назначил недоумевающему собеседнику встречу на условном месте через 25 мин..

На его уловку контрразведчики не поддались и не стали пускать наружное наблюдение. Около часа он мотался по городу: резал углы, скакал зайцем по трамваям, троллейбусам и светился в витринах, пробуя найти за собой слежку.

К себе возвратился за полночь, усталый и умиротворённый. Опасения, что контрразведка забрала его под «колпак», не подтвердились.

На следующий сутки со спокойным сердцем Сметанины отправились в Татарию, проведать мать Геннадия.

Тем временем Следственный отдел КГБ СССР открыл дело в отношении Геннадия Сметанина по обвинению в измене Отчизне, а в отношении Натальи Сметаниной – по подозрению в недоносительстве об известных ей фактах шпионской деятельности мужа. Операция по их нейтрализации перешла в завершающую стадию.

В купе поезда Казань – Москва пожаловали с обыском. В сметанинском футляре для очков нашли полость-тайник, где пребывали инструкция по связи с американской разведкой в Москве, шифроблокнот и таблица-заменитель.

А в левой дужке очков нашёл второй тайник, в котором лежала маленькая ампула с ядом мгновенного действия – «презент» Нортона.

Загубленные судьбы десятков негласных ассистентов, данных на растерзание чужой контрразведке, и проваленные разведоперации советских разведслужб ничем не было возможности оправдать. В этом случае ТАСС не был уполномочен заявить о пресечении преступной деятельности двух американских шпионов.

Управление КГБ стремилось как возможно продолжительнее сохранить в тайне от американской разведки провал её агентов. Дабы ГРУ имело возможность вывести из-под удара зарубежных разведслужб сотрудников резидентуры, их негласных ассистентов и тем самым максимально локализовать последствия шпионского «домашнего подряда».

Следствие по уголовному делу Сметаниных продолжалось около девяти месяцев. 1 июля 1986 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Наталью Сметанину к пяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, а её супруга Геннадия Сметанина к высшей мере наказания – расстрелу.

18 апреля в 17:00 В СТОЛИЧНОМ ДОМЕ КНИГИ (ул. Новый Арбат, 8) СОСТОИТСЯ ВСТРЕЧА С АВТОРОМ – Николаем ЛУЗАНОМ

Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Юные израильтяне покидают отчизну в отыскивании лучшей судьбе


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: